”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (0 додано)

Константиновка в Донецкой области вполне может стать новой Врадиевкой

Павел ГАНЖАРА, Донецк on Серпень 12,2013

image

То, что случилось в пгт Врадиевка Николаевской области, – всего лишь небольшой штрих к беспределу, творимому в Украине прокуратурой, налоговой и милицией при активном содействии прокуратуры. Когда раскручивалось врадиевское дело, не замеченными остались события в городе Смела, которые также можно назвать «врадиевским делом», но производным не от топонимики поселка, а от фамилии жертвы произвола: Василий Врадий, доведенный зверствами «ментов» до отчаяния, скрылся в Смелее от местных «шерлокхолмсов», а когда его все же разыскали, убил одного из местных милиционеров, а второго ранил. После задержания Василий подвергся пыткам и подал в прокуратуру жалобу. По факту обращения прокуратурой было проведено расследование и начался судебный процесс против милиционеров. Сразу же после этого дело о пытках было срочно закрыто, а убитый Василий признан покончившим жизнь самоубийством при помощи отвертки.

После этого сотрудники местной милиции и родственники погибшего милиционера в субботу, 13 июля, перекрывали в знак протеста центральные улицы города. Правда, было непонятно, против кого направлен протест. Интересно, что прокуратура поспешила заявить о том, что акция была направлена не против неё, а перекрытия и вовсе не было. Зато в социальных сетях милиционеры изощрялись в угрозах в адрес обычных граждан, обещая пролить реки крови в случае повторения врадиевского штурма и вообще любого косого взгляда на них, любимых.

Но наиболее страшное положение с правами человека в Донбассе. И именно по этой причине здесь возможен жестокий неконтролируемый бунт. Одна из горячих точек донецкой области – город Константиновка. Привожу несколько наиболее характерных случаев из практики Константиновских «правоохранителей»

Как константиновские фискалы деньги качали

Сергей Федорченко рассказывает о своих многогодичных мытарствах в борьбе за правду.

«14 апреля 2010 года работниками следственного отдела налоговой милиции ОГНИ г.Славянска был проведен обыск, после чего на протяжении около трех лет моя жизнь превратилась с сплошные испытания на прочность. Мне вменялось в вину изготовление, реализация подакцизных алкогольных напитков, которые повлекли отравление людей. 16 апреля 2010 года прокуратурой г. Славянска против меня было возбуждено уголовное дело по подозрению в совершении преступлений предусмотренных ст.204 ч. 1, 2, 3 Уголовного кодекса Украины, также ст. 216 ч.1 УК Украины. Через две недели, ввиду отсутствия надлежащей доказательной базы, дело было прекращено Славянской городской прокуратурой. Однако через некоторое время решение прокуратуры г. Славянска было отменено Донецкой областной прокуратурой, и производство дела возобновлено.

В ходе обыска у меня была изъята одна бочка спирта емкостью 225 литров, которая хранилась по просьбе моего знакомого, а также 3,5 л водки, 15 бутылок водки и 20 бутылок коньяка. Указанные алкогольные напитки я приобрел для своих личных нужд на рынке в г.Горловка. Также у меня во дворе хранилось 5 бочек азотной кислоты, которая осталась после ликвидации моего частного предприятия. При обыске у меня были изъяты мои личные сбережения в сумме, эквивалентной 10000 долларов США, а также принадлежащий мне автомобиль Таврия-Славута и личные вещи. Одновременно были проведены обыски у моей престарелой тетки, у которой при обыске пропали ее личные сбережения, собранные по копейке «на смерть» в сумме 13000 гривен. Также проводился обыск у моих соседей, проживающих по ул. Островского 496, у которых также похитили 10000 гривен сбережений, которые они копили на свадьбу дочери. У них было изъято 100 литров виноградного вина собственного изготовления.

16 апреля 2010 года, начальник следственного отделения ОГНИ г. Славянска Гутченко А.В. ознакомил меня с постановлением о возбуждении уголовного дела и другими материалами, которые послужили поводом для его возбуждения. В этих материалах были собранные данные о том, что житель города Краматорска, бывший работник налоговой милиции Алешин, в г. Константиновке по адресу ул. Осипенко, 73 приобрел бутылку фальсифицированной водки, после употребления которой попал в реанимационное отделение больницы гор. Славянска. С гражданкой, проживающей по указанному адресу, я никогда знаком не был. Однако мне вменялось в вину это отравление.

Поскольку ст.204 ч.З является тяжким преступлением, так как связана с отравлением людей и предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы, начальник СО Гутченко А.В. предложил мне дать ему взятку в сумме 5000 долларов США, чтобы дело переквалифицировать на ч.1 ст.204 УК, где предусмотрен штраф, и направить в отношении меня дело в суд по этой статье. После моего отказа со стороны Гутченко А.В. начались угрозы, что он отдаст меня «на разрыв» прокуратуре. Однако после этого разговора на протяжении двух месяцев в отношении меня никакие следственные действия не проводились, получить ответ на вопрос о моем процессуальном статусе мне не удалось.

11 июня 2010 года, я был вызван повесткой в СО Славянской ОГНИ, где был арестован. Через три дня в СИЗО ко мне приехал Гутченко А.В. и заявил, что теперь для освобождения из-под стражи я должен заплатить ему уже 10000 долларов США. После моего отказа в тот же день я был переведен в «пресс-хату» с нечеловеческими условиями содержания, где находился втечение двух месяцев. 30 июня 2010 года решением Константиновского горрайонного суда я освобожден из-под стражи под подписку о невыезде. И тут мне устроили прессование по полной. По изъятой при обыске 14.04.2010 года кислоте Славянским СО были выделены материалы в отдельное производство

Константиновский межрайонный прокурор Лушер возбудил против меня уголовное дело по ст.203 УК Украины, начались угрозы со стороны СО Константиновского ГОВД. Против меня пытались собрать хоть какие-то доказательства любой ценой. В ходе долгих судебных заседаний дело за отсутствием доказательств состава преступление было возвращено на доследование в СО Константиновского ГОВД где и прекращено по ст. 6 п.2 УПК Украины за отсутствием состава преступления.

А слушание дела по ст.204 УК продолжалось в суде на протяжении 2 лет и 9 месяцев.

В ходе судебного следствия дважды дело возвращаюсь на дополнительное расследование, однако органом следствия никаких дополнительных доказательств собрано не было, а собранные ранее доказательства не подтверждают моей вины. Проведенной химической экспертизой установлено, что из изъятого у меня дома спирта фальсифицированные спиртные напитки, изъятые в ходе следствия, не изготавливались. Согласно законодательству срок привлечения меня к уголовной ответственности истек 14.04.2012 года. Но только 25 января 2013 года суд прекратил в отношении меня уголовное дело на основании ст.49 УК, согласившись с обвинительным заключением по ст. 204 ч.1 УК и применением штрафа в размере 17000 гривен, от которого я тут же был освобожден».

На судимого можно все навесить

Не менее грязное дело затеяли Константиновские «правоохранители» и против Игоря Бережанского. Его свидетельство поражает тем, как цинично и подло действуют константиновские силовики, если им кто-то не угоден. И с ними, к сожалению, в одну руку играют и местные суды.

«Все произошло 23 апреля 2010 года. Я, как и все нормальные люди, жил обычной жизнью, находясь на свободе. После отбытия строка прошло почти четыре года. Они прошли без единого привода в милицию. Я заботился о своих стареньких родителях и строил свою личную жизнь и семью. В тот злополучный вечер я отдыхал и приехал в диско-бар «Дружба». Там я должен был встретиться со своим знакомым, но посмотрев вокруг, его не увидел. Решил немного подождать и осмотреться. Немного постояв в зале, я заметил человека, который очень пристально смотрел в мою сторону... Я, чтобы убедится, что незнакомец смотрит именно на меня, кивнул ему головой. После чего тот отвел взгляд и отвернулся в сторону с недовольным видом. В дальнейшем я перестал обращать на него внимание. Через некоторое время из-за множества людей в зале мне стало жарко. И я решил далее не ждать знакомого, а уехать домой.

Выходя из зала, где на выходе стояли двое охранников, и пройдя мимо них, вдруг почувствовал, что кто-то схватил меня за рукав и резко потянул. Я повернул голову и увидел того незнакомца, что пристально рассматривал меня в зале. Я резко отдернул руку и молча направился к выходу. Но, не успев сделать и двух шагов, почувствовал, что незнакомец снова меня схватил за рукав и потребовал «Иди сюда». Когда я попытался повернуться к нему, то внезапно получил удар в лицо. Но вмешались охранники, стоявшие в метре от нас. Нас развели в разные стороны.

Меня охранник первого проводил на улицу, потому что я был ближе к выходу. Незнакомец оставался при этом внутри бара. У меня была разбита губа, и с неё бежала кровь. Я спустился по ступенькам вниз и присел возле проезжей части, где стояли автомобили. Прикрывая рукой губу, я пытался остановить кровь.

Где-то через несколько минут на улицу выскочил незнакомец, который меня ударил и набросился на меня с кулаками. Завязалась драка. Мы оба упали на асфальт и боролись, нанося друг другу удары. В конце концов, катаясь в процессе драки по асфальту, он прижал меня к бордюру и, схватив за воротник пиджака одной рукой, второй стал сжимать мне горло. Я начал задыхаться и был на грани удушья.

Тем временем, освободив вторую руку, незнакомец наносил мне сильные удары. Инстинктивно я запустил руку в карман и нащупал туристический нож. Одной рукой пытаясь ослабить горло от удушья, второй я с трудом достал нож. Открывается он легким нажатием большого пальца. Я начал хаотично им махать, пытаясь принудить противника освободить мое дыхание. Я уже хрипел от удушья и не в состоянии был что-либо сказать. Одна мысль билась в голове: «Может хоть ножа испугается». Но, по-видимому, он или не видел нож или не обращал на него внимания.

В этом беспорядочном размахивании ножом я его, по-моему, куда-то задел. После этого он встал с меня и пошел. Я же некоторое время еще лежал, приходя в себя, потом поднялся, собрав свои вещи (барсетку). Нашел и телефон, поймал такси и уехал. Взял бутылку пива и пошел к знакомому – грязный, побитый, в порванной одежде. Там выпил пива, умылся. Чувствовал себя плохо и прилег, пытаясь уснуть. Было очень тяжело.

Правдивость моих слов подтверждают свидетели А.В. Чалый. Свидетель, находясь в автомобиле на проезжей части возле входа в кафе «Дружба», видел, как я первый вышел из кафе, а потом вышел вслед за мной и Ищенко С., признанный позже потерпевшим. Видел он и то, что именно Ищенко начал драку.

Также свидетель видел, что после того, как была драка в лежащем положении, Ищенко встал и пошел ко входу в кафе, после чего поднялся и я. Более того, свидетель показал, что я никаких ударов в спину Ищенко не наносил, о чем говорится в обвинении. Но суд просто пренебрег этими показаниями и не принял их во внимание...

Ищенко же давал лживые показания, которые ему, возможно, навязала прокурор Немчина П.В. Все присутствовавшие в зале были просто возмущены. Но суд признал показания Ищенко правдивыми, чтобы закрепить наказания по статье УК Украины, по которой я не подлежу наказанию. Также и свидетель Дмитрук Д.С., охранник кафе, показал, что я первым вышел из кафе. Хотя следствие и суд доказывают, что потерпевший уходил якобы от конфликта, а я за ним гнался.

Утром по телефону позвонила сестра и сказала, что со мной хотят поговорить люди из милиции. Я уже сам хотел отправиться в милицию и собирался найти того парня. Я приехал добровольно в горотдел, чтобы написать явку с повинной. Но с первых слов стало понятно, что вокруг меня начинает творится беззаконие, мне с угрозами и криками в лицо обяснили, что я порезал сотрудника милиции Ищенко. Я просто остолбенел, потому что потерпевший был похож по своим поступкам больше на хулигана, чем на сотрудника милиции. Да и следователь Волошин и незнакомый человек, который не представился, но явно опер из уголовного розыска, кричали на меня: «Мы оформим тебе дело за попытку убийства сотрудника милиции».

Ищенко в кафе был в гражданке и мне не представлялся. Я не виновен, поскольку лишь в целях самообороны нанес легкое ранение. Короче, никакой явки с повинной мне не оформили. Мне объяснили, чтобы я не писал, все равно все будет по-ихнему. Так все и получилось. Я верил, что суд во всем разберется, но суд оказался слеп и однобок, и действовал в нарушение конституции, извратил факты и одобрил сфабрикованное обвинение. Следователь Волошин построил дело так, что все обвинения базировались на выдуманных, ложных посылках, домыслах и словах о том, что «мне стало известно» – без указания источника информации и его личного сиадетельства в судебном процессе.

Меня обвинили в том, что мне стало известно, о том, что в кафе сидит сотрудник милиции Ищенко, и я на него произвел нападение. Когда я спрашивал о том, от кого я это узнал, то ни следователь, ни судья не смогли на вопрос ответить и подтвердить истинность утверждений. Я им в глаза говорил, что это выдуманная ложь, нагло выдаваемая за правду. Но дело быстро передали после оформления следователю Вдовиченко С., и он мне объяснил, что следователь Волошин вышел на пенсию. Мне за взятку предлагали переквалифицировать уголовное дело на менее тяжкую статью 121 УК Украины. Потерпевший же пробыл на больничном 5 дней, а потом, уже на третий день, как мне рассказывали, жрал водку».

Скажем сразу, что, возможно, благодаря широкому освещению журналистами дела против Бережанского, оно развалилось в апелляционном суде дважды, и его вынуждены были отпустить из СИЗО на подписку о невыезде. Но дело до сих пор не закрыто и слушается в местном суде.

Продолжение следует


5377 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 4.77Rating: 4.77Rating: 4.77Rating: 4.77Rating: 4.77 (всього 77 голосів)
comment Коментарі (0 додано)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua