”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (0 додано)

Алесь Беляцкий: «Власть объявила войну гражданскому обществу»

info on Квітень 07,2011

image

Мы продолжаем серию публикаций, в которых известные общественные деятели Белоруси дают свою оценку событий, произошедших в стране после 19 декабря прошлого года. О своем видении причин и последствий репрессий, последовавших за президентскими выборами в республике рассказывает номинант Нобелевской премии мира, руководитель одной из крупнейших белорусских правозащитных организаций - Правозащитного центра «Вясна» - Алесь Беляцкий.

Алесь, чем, на Ваш взгляд, стало 19 декабря для белорусского гражданского общества?

Для большей части общества это был определенный шок. Полтора года у нас сохранялось «холодное перемирие» между властями и гражданским обществом. Репрессии были, но их масштаб был в десять раз меньше в сравнении, например, с 2008 годом. Власти сделали полшага в сторону ослабления контроля за гражданским обществом, политическими партиями и СМИ и обещали продолжать двигаться в этом направлении. Такая политика убаюкала  гражданское общество, настроила на вероятное дальнейшее сотрудничество между Европейским Союзом и белорусскими властями, что давало бы дополнительные возможности  для более-менее спокойной работы общественных организаций и политических партий.

Однако, ситуация настораживала, поскольку в предвыборный период политики ЕС  уже не видели в белорусских оппозиционных политиках реального партнера. В качестве субъекта переговоров с ЕС на первые позиции, оттеснив оппозиционных лидеров, вышли представители власти. Это привело к дроблению оппозиционных сил – из десяти претендентов на пост президента восемь кандидатов представляли различные оппозиционные группировки.

Как правозащитники, мы видели свою роль в организации наблюдения за президентскими выборами. Мы подтвердили нашу коалицию с Белорусским Хельсинским Комитетом, сформировавшуюся в 2008 году для наблюдения за парламентскими выборами. Наша задача была простой: проследить за тем, насколько избирательный процесс отвечает белорусскому законодательству и стандартам ОБСЕ. Свою задачу мы выполнили.

А вот политики, которые шли на президентские выборы, по моему мнению, не ставили для себя серьезных задач. Я являюсь последовательным сторонником объединения демократических сил и считаю, что слабая, разрозненная политическая оппозиция не может достичь сколько-нибудь значимых целей.

Но, что интересно, избирательный маховик мобилизовал людей. Анализируя информацию о людях, вышедших на площадь 19 декабря, можно сделать вывод, что они сделали это не столько в поддержку того или иного кандидата, сколько протестуя против Лукашенко и требуя демократии и свободы. Протестной акции такого масштаба мало кто ожидал. Но, не смотря на предвыборную неразбериху и угрозы жесткого подавления протестов, озвучиваемые представителями власти накануне выборов, люди вышли на площадь. Это в очередной раз показало, что демократически ориентированная часть общества в Беларуси достаточно большая, стабильная и представлена лучшими людьми.

Такой жестокий разгон митинга стал для нас еще одной неожиданностью. Я был на акции и могу свидетельствовать: если бы у властей было хотя бы минимальное желание обеспечить её мирный  исход – сделать это им не составило бы труда.

Неизвестно, кто инициировал битье стекла в окнах и дверях Дома правительства. Но даже эти действия, по моему мнению, не влекут за собой криминальную ответственность.

Акция, тем не менее, была жестоко подавлена, более семисот человек были осуждены в административном порядке и оштрафованы или же отбывали сутки.  Но масштабная кампания репрессий только набрала обороты и продолжается и по сей день. Только наша организация зафиксировала почти две сотни обысков (хотя мы располагаем далеко не полной информацией).  Не меньшее количество и допрошенных людей. Количество обвиненных и подозреваемых перевалило за 50 человек. Это беспрецедентная ситуация. Такого масштаба репрессий в стране не было никогда. Сегодня большое количество людей обвиняется в организации массовых беспорядков, что уже само по себе грозит им длительными сроками заключения. Но высока вероятность того, что многим из них будут  предъявлены еще более серьезные обвинения – в попытке свержения государственной власти.

Преследования политических и общественных активистов продолжаются. Эта волна давления уже не связана с тем, что происходило перед выборами и во время выборов – власти просто используют уголовное дело об организации массовых беспорядков для того, чтобы расправится с политическими активистами, правозащитниками и журналистами, посеять страх в обществе. Я убежден, что это не получится, поскольку значительная часть белорусского общества ориентирована на демократические ценности, протестный потенциал высок и загнать его в подполье возможно только на короткое время.

Непропорционально жесткая реакция белорусских властей на акции протеста выглядела очень нелогично на фоне достаточно успешного переговорного процесса с Европейским Союзом. Почему это произошло?

На фоне того, как Лукашенко вел себя все эти 16 лет всё очень даже логично. Если сравнивать реакцию на акции протеста, например,  в 1996 и 2006 годах, можно убедиться, что в декабре 2010 не произошло ничего необычного. За всё время президентства Лукашенко я не помню периода, когда в стране не было бы политических заключенных. Их количество в разные времена менялось, но всегда кто-нибудь подвергался преследованиям. Мы можем свидетельствовать об этом, как организация, которая с 1998 года ведет хронику нарушений прав человека в республике. Ежегодно от 1000 до 3000 человек в стране подвергались разного рода репрессиям – от преследований КГБ до увольнения с работы за политическую или общественную активность. С 1996 года гражданское общество постоянно находится под прессингом властей. И как раз «перемирие» последних полутора лет – это и есть исключение из правил.  

Но если внимательно посмотреть на «спокойный» 2010 год, мы даже там сможем заметить мини-кризисы. Мы помним о двух осужденных приговоренных к смертной казни и двух расстрелянных весной прошлого года.  Вынесенные и исполненные приговоры, по моему мнению, имеют политическую подоплеку – президент таким образом отреагировал на отказ Беларуси в статусе наблюдателя при Совете Европы. Мы помним о принятии закона об интернете в 2010 году, который еще не применяется, но обязательно «выстрелит», в будущем, как только власти разберутся со способами его применения.

Правозащитники не питали особых иллюзий насчет политики либерализации, которую объявили белорусские власти и предупреждали о том, что никаких структурных изменений не происходит и ситуация в любой момент может вернуться в привычное русло. Мы отмечали это и в докладе UPR, слушавшемся  весной 2010 года. Власть абсолютно уверенна в правильности своих шагов. Мы убеждены в обратном. Поэтому у нас такая несовместимость.

Самое главное то, что мы выдержали первый удар.

Возьметесь ли Вы сделать прогноз: как будут развиваться события?

Я считаю, что Европейский Союз, который строит свою политику на принципах демократии и требует уважения этих принципов от стран, с которыми он сотрудничает, не должен делать исключений для Беларуси. По моему мнению, экономические отношения ЕС со своими соседями, в том числе и с Беларусью, должны соответствовать политическим.

Сейчас в стране душат гражданское общество. Конечно, методы другие, нежели это было в тридцатых годах. Но атмосфера очень напоминает те времена – людей ломают за одну ночь, вынуждают делать публичные признания и посыпать голову пеплом. Формируется образ внешнего врага. Таким врагом чуть было не стала Россия, но в последний момент власти передумали и обвинили Польшу с Германией, решив, что это более привычный и понятный обывателю образ. Я думаю, что давление на гражданское общество со стороны белорусских властей будет усиливаться.

Что может повлиять на ситуацию?

Мы, представители гражданского общества стараемся действовать путем убеждения, логикой, фактами – быть своего рода фасилитаторами между жертвами и властями. В демократических странах такая деятельность приносит результаты. В нашей «черно-белой» ситуации нужно играть по шахматным правилам. По-другому не получится. Сейчас властями гражданскому обществу фактически объявлена война. Надеюсь, мы выстоим в этой войне. Если нет, то страну ждет вариант Кубы – в тюрьмах будут сидеть уже не 30 а 300 политических и общественных активистов, а остальные будут вынуждены уйти в глубокое подполье.

Нам очень повезло с тем, что мы являемся соседями Европейского Союза, а такое положение дел в стране представляет опасность для ЕС. То, что происходит в Беларуси, противоречит европейской пограничной политике, целью которой является содействие созданию стабильной и предсказуемой политической и экономической ситуации в соседних государствах. Здесь этого нет и близко. В ответ на фальсификацию выборов и жестокий разгон мирной демонстрации протеста ЕС ввел политические санкции в отношении белорусский чиновников. Европейские политики утверждают, что если будут и далее грубо нарушаться права человека, если в стране будут политические заключенные, очень возможно введение и некоторых экономических санкций. Я думаю, что ЕС будет и впредь реагировать соответствующим образом. Не думаю, что на западном направлении у белорусских властей в ближайшие пять лет будут какие-то успехи. Лукашенко сам определил этот срок – до следующих выборов.

Какую помощь своим белорусским коллегам могли бы оказать общественные активисты и организации из других стран?

Очень хороший пример – работа Международной наблюдательной миссии. Хорошо, что возникла такая идея. Не смотря на то, что Миссия не имеет никакого мандата, легитимного в глазах белорусских властей, и выдворить из страны представителей этой инициативы не составило бы труда, властям приходится мириться с присутствием международных наблюдателей из стран, с которыми Беларусь поддерживает дипломатические отношения. Если бы это были шведы, норвежцы, или тем более, поляки – их выдворили бы в считанные часы. А так в Минск приехали активисты из России, Грузии, Украины, Армении, и власти не знают, как реагировать на эту ситуацию – это не то, к чему они привыкли. Такая помощь очень нужна в кризисный период. Но кризисный период затягивается и дальше нам нужно будет работать самим. Появляются новые вызовы и все понимают, что Миссия не сможет присутствовать в стране постоянно. Хотя, если коллеги из других стран найдут возможность работать здесь и дальше, мы будем только рады.

Работа, которую проводит Международная наблюдательная миссия, очень важна именно сейчас, в эти трудные месяцы, когда мы перегружены работой по оказанию правовой помощи жертвам репрессий и поддержке семей арестованных. Аналитические документы Миссии очень важны, поскольку показывают всю серьезность преследования белорусских активистов. Но главное то, что мы ощущаем моральную поддержку активистов гражданского общества из других стран. Эту поддержку, этот посыл ощутило всё белорусское общество.  И, не смотря на то, что ситуация у нас в стране не вызывает большого удовлетворения, мы с удовольствием принимаем у себя правозащитников из других стран.

Кроме того, мы обратились с призывом к ведущим международным правозащитным организациям приехать и работать с собранной информацией. В ближайшее время мы ожидаем визитов профессионалов из нескольких таких организаций. Доклады, сделанные по результатам этих визитов разойдутся по всему миру.

Каким образом 19 декабря отразилось на Вашей организации?

У нас в ночь с 19 на 20 декабря 2010 года был произведен досмотр. Милиция вынесла из офиса 12 компьютеров и 5 ноутбуков, 10 сотрудников «Весны» были задержаны. Таким образом власти хотели сорвать проведение итоговой пресс- конференции по наблюдению. Но конференцию мы провели. Далее, 17 января 2011 года  «в гости» заявились уже сотрудники КГБ. Был проведен обыск, затем обыски были проведены в моей квартире и на даче. Меня почему-то определили в качестве свидетеля по уголовному делу о массовых беспорядках А 16 февраля мне было вынесено официальное предупреждение генеральной прокуратуры за деятельность от имени незарегистрированного общественного объединения Правозащитный центр «Вясна». Может Вам это покажется удивительным, но в Беларуси существует уголовная ответственность за деятельность такого рода.

Тем не менее Совет «Весны» сделал заявление, что мы и далее будем продолжать правозащитную работу, несмотря на явную угрозу со стороны властей.

За прошедшие два месяца произошло много событий – что наиболее врезалось в память? Что из произошедшего наиболее Вас возмутило, и какой случай вы можете отметить как самый  курьезный?

Дохнуло тридцатыми. Перед выборами Романчук «нападал» на приезжавших в Минск европейских депутатов, обвиняя их в том, что своим приездом они обеспечивают легитимность Лукашенко, делал резкие заявления в адрес последнего. А потом было опубликовано интервью Романчука, записанное после четырехчасового разговора с охраной президента. Это даже не интервью – он вышел с помятой бумажкой, содержание которой, запинаясь, прочитал. Он оговорил другого кандидата в президенты А.Санникова и его жену – журналистку И.Халип и потом долго не мог остановиться, пытаясь оправдаться. Так же было в тридцатые, когда верные ленинцы признавались и просили справедливый суд покарать их самой суровой карой. Всё это вызвало не то чтобы возмущение, скорее, недоумение – где мы? Очевидно, что пальцы в дверь Романчуку никто не зажимал, его не били, но оказанное психологическое давление его сломало. А сейчас вышедший на свободу под подписку о невыезде другой кандидат в президенты Алесь Михалевич заявил, что к нему применялись пытки и что его заставили подписать бумагу о сотрудничестве с КГБ с условием, что только тогда он увидит свободу.

Власти, не стесняясь, заявляют, что условием выхода на свободу политических заключенных является покаяние. Так говорилось, например, об Андрее Санникове и Ирине Халип. Создается впечатление, что подобное публичное унижение оппонентов приносит Лукашенко особое садистское наслаждение.

А, если говорить о курьезных ситуациях, то можно вспомнить человека, который 19 декабря был пьян. Милиционеры, проводившие зачистку центральных районов после разгона митинга, вместе с другими участниками акции и случайными прохожими задержала и этого пьяного гражданина. Утром он проснулся в изоляторе на Окрестино и, не поняв за что его задержали, начал ругать «озверевших ментов» и сетовать на то, что его лишают права выпить даже в законный выходной.

Беседовал Константин Реуцкий


1697 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 3 голосів)
comment Коментарі (0 додано)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua