”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (1 додано)

«Справедливость» за мзду

image

Недавно было опубликовано письмо матерей Игоря Вирченко и его товарища Дмитрия Глущука, ставших жертвой милицейско-прокурорско- судейского беспредела. Рассказывает Игорь: «25.02.2012 г. я со своим товарищем Димой Глущуком около 12часов дня приехал в гости к малознакомой мне Лене М., проведать ее, после ДТП она передвигалась на костылях. В доме находилась ее семья: маленькая дочка, мать и отец, прикованный к постели. Как принято, нас усадили за стол. Позже пришла подруга Лены М. – Костенко Л. Общались вместе. Позвонил сын Костенко Л. и по телефону начал грубить ей, довел ее до слез. Я попросил телефон, попытался объяснить ему, что не положено так разговаривать с матерью. В ответ же услышал брань со стороны взрослого мужчины – это, как оказалось, был незнакомый нам брат Костенко Л., который стал мне угрожать, что сейчас приедет и разберется с нами «по-мужски».

Около 19-30 он (впоследствии выяснилось, что его фамилия Настич А.) и еще двое его дружков, позвонив на номер мобильного телефона Костенко Л., вызвали нас под в подъезд. Мужчинам было лет 40–45, изрядно выпившие. Брат Костенко Л. стал провоцировать нас на драку, закатывая рукава, хвастаясь своими наколками, «авторитетом» на поселке, ругаясь матом и унижая наше достоинство, хватать «за грудки». За что и получил пару раз от нас с Димой в челюсть. Двое дружков почему-то сразу разбежались, а Настич А. извинился и признал, что был не прав.

Мы с Димой пошли на остановку, но успели заметить, как возле Настича остановились белые «Жигули», вышел водитель и между ними возник еще какой-то конфликт. Мы сели в автобус и уехали домой. На полпути Диме снова позвонила Лена М., плача, просила вернуться, т.к. не знает, что делать: пришла сожительница Настича, пьяная «в доску», тарабанила в дверь с криками: требовала ответа, где ее муж. Ей открыли, чтобы шум не мешал соседям. Тогда она стала кидаться драться на всех взрослых, включая и парализованного отца, ребенок кричал на весь дом.

Мы, конечно, вернулись – на свою голову. Приехали к Лене М. почти одновременно с милицией, которую вызвала соседка. Нас всех, кроме инвалидов и ребенка, забрали в Кировский РОВД. Там мы с Димой дали свои данные и поскольку не виновны ни в чем, нас отпустили домой, а женщины остались до выяснения обстоятельств. 26.02.2012 весь день Дима находился у меня дома, т. к. был мой 19-й день рождения. Кроме него были еще несколько человек, все остались у меня до утра. Но утром началось самое интересное: оперативники четко использовали наши «данные» и явились в 5-30 ко мне домой. Самовольно вошли в дом, т.к. все было открыто, одеты не в форму – в гражданку. Без предъявления удостоверений, обвинения, нас с Димой (при свидетелях) забрали в Кировский РОВД в состоянии сильного алкогольного опьянения. Когда мы вышли из машины, на нас надели наручники и после уже не снимали. Мне так и не дали права позвонить родителям, сходить в туалет, отказали в воде, еде… В 13:00 под диктовку сотрудников и их угрозами надеть пакет на голову и «сделать темную», мы подписывали кучу бумаг – чистосердечное признание, чем подвели себя под тяжкую статью. После чего, сообщили, что одному из нас, по нашему выбору, за 5 тыс. долларов можно уйти домой. От предложения мы отказались.

Через 3 дня у меня появился «липовый» адвокат, которому я поверил, подписал, не прочитывая, подготовленные им бумаги. Он утверждал, что так якобы будет лучше. Таким образом, я по сей день сижу в СИЗО г. Донецка. Сейчас я, конечно, уже знаю, что наши мамы-защитницы с первого дня (27.02.2012) посещали больницу, где находился Настич (со смертельным диагнозом, но кстати в полном здравии), не зная правды, оплачивали ему лечение. А тот был здоров на вид, и после получения квитанций было не ясно, что лечили Настичу в неврологии: препараты простые и недорогие, что невозможно при такой серьезной травме головы (если она есть). Теперь я знаю также, что следователь Кировского РОВД г. Донецка А. А. Петрушечкин вымогал у наших родителей по 5 тыс. долларов с каждого за переквалификацию статьи 121 ч. 2. За отказ платить сфабриковал уголовное дело, игнорируя все ходатайства, положительные характеристики, молодость, затягивая разбирательство, не допуская новых адвокатов к участию в деле 20 дней. Впоследствии отклонил всех свидетелей, подтверждающих, что Настич в полном здравии и вполне бодрый еще гулял после нашего конфликта и «конфликтовал» под местным магазином. А в больницу с травмой обратился через сутки.

Защитники провели целое расследование для выяснения истины того злополучного дня. Я жалею сейчас, что заступился за непутевую мать, а сейчас страдает моя и не может достучаться до разума судьи Желтого Д. В. Кировского райсуда г. Донецка, который рассматривает это «грязное» дело уже 1,5 года и «не видит» все лицемерие, обман, наговор, не хочет быть объективным, нарушая Присягу судьи, отказывая изменить мне меру пресечения на менее тяжкую, несмотря на ухудшение состояния здоровья (развитие хронического заболевания) и на то, что вина моя все еще не доказана и задержан я незаконно. Кстати, Апелляционным судом г. Донецка Диме Глущуку мера пресечения была изменена с содержания под стражей на подписку о невыезде в мае 2012 г. Логично принятие такого же решения и в отношении меня, но судья Кировского райсуда рассматривает законы Украины очень односторонне, продолжая отказывать ходатайствам защиты. Это обращение в редакцию – крик души человека, который из-за халатности, наглости, несправедливости и собственного милосердия оказался в чудовищной ситуации».

02.12.2013 г. состоялось очередное заседание Кировского районного суда г. Донецка по делу Игоря Вирченко и Дмитрия Глущука, обвиняемых по ст. 121 ч.2 КК Украины в нанесении тяжких телесных повреждений А. Настичу. Ранее в газете печатались письма-обращения матерей и самих подсудимых.

За почти 2 года разбирательств по делу сменилось 6 судей! А по словам родственников подсудимых, прокуратура приглашала в суд свидетелей якобы избиения Настича, которые даже паспортов не имели, были ранее судимы и путались не то что в показаниях, а и в том, как их зовут и где они родились.

Следователь и прокуратура специально подстроили так, чтобы И. Вирченко не смогли изменить меру пресечения на освобождение под подписку о невыезде, как  Д. Глущуку, по решению Апелляционного суда Донецкой области. Для этого следователь А. А. Петрушечкин передал дело Вирченко вместо апелляционного суда в прокуратуру. А прокуратура не отдавала дело в апелляционный суд, но, не долго думая, отдала в Кировский районный суд. Такую «волокиту» можно объяснить тем, что вначале, когда следователь потребовал взятку у самих Глущука и Вирченко, первый согласился найти деньги, а второй наотрез отказался, на что следователь стал угрожать ему: «Будешь сидеть!». Вот он и сидел без вины почти 2 года, а последние полгода – без прогулок на свежем воздухе.

Обычной практикой судов в нашей стране являются задержки заседаний, особенно по «скользким» делам. Иногда эти задержки достигают нескольких часов. Это случалось и на предыдущих заседаниях по делу И. Вирченко и Д. Глущука. На сей раз всем повезло: суд начался всего на 50 мин. позже, а за время задержки судья Желтый Д. В. успел рассмотреть еще одно дело.

Судья Желтый Д. В. и прокурор Никифорова Т. В. зашли в зал в полном обмундировании – в мантии и в форме, что до этого случалось с ними редко. К сожалению, на заседание не явился потерпевший А. Настич, что все-таки не помешало суду продолжать рассмотрение дела, хотя важно было расспросить его подробно, зачем он шлет Диме Глущуку провоцирующие СМС-ки с угрозами.

  За время заседания был рассмотрен ряд ходатайств, часть из которых была удовлетворена.

Первым было ходатайство В. Тамуровой (матери Д. Глущука, которая вместе с О. Вирченко является защитником подсудимых) о приобщении к делу Постановления Кировского районного суда, которым вновь возобновлялось уголовное дело по факту незаконных действий следователя А. А. Петрушечкина.

Далее суд рассмотрел ходатайство О. Вирченко о приобщении показаний свидетеля А. В. Федченко, который видел потерпевшего Настича здоровым после происшествия. Федченко умер, а его показания находятся в отказных материалах по служебному расследованию действий следователя Петрушечкина. На это прокурор сразу возразила, что в документах содержатся не прямые показания, а всего лишь запись о показаниях. Несмотря на это явное свидетельство необъективности прокурора, суд удовлетворил ходатайство об изъятии, приобщении к делу и рассмотрении отказных материалов.

Не удалось защитникам отвести прокурора Т. В. Никифорову, которая, по мнению адвоката Вирченко, проявляет необъективность в рассмотрении данного дела, нежелание всесторонне вникнуть в него, то есть, проявляет формальный подход. Также прокурор заинтересована в том, чтобы против следователя Петрушечкина не было открыто уголовное дело. Как и следовало ожидать, суд отклонил ходатайство, ссылаясь на отсутствие оснований. Придирки  прокурора на суде, конечно, также не стали основаниями, но вот игры в шахматы на мобильном телефоне прокурора Друзя Я. Я., который иногда заменял Никифорову, конечно, являются проявлением честной и объективной работы обвинения в этом деле!

Судья не посчитал нужным объявить перерыв в заседании вслух, а просто поднялся и вышел, наверное, сказал это в уме.

Защита попросила вызвать в суд свидетеля обвинения О. Пхенду, который не объявился после службы в армии, а также допросить Н. Кормильцеву – сожительницу потерпевшего, которая не смогла явиться в суд для дачи показаний в связи с родами.

Далее было заявлено ходатайство Оксаны Вирченко об изменении меры пресечения ее сыну и освобождении его под залог в связи с состоянием здоровья. Судья зачем-то спросил:  «Какой размер залога вы хотите внести?». Ответ О. Вирченко: «Я не знаю точно, как в законодательстве…», – судью не устроил, он сказал, что ему нужна конкретика. Прямо неразрешимый узел какой-то, судья, очевидно, сам не знал, как определяется сумма залога! Если бы защитник Вирченко не пояснила, что по законодательству Украины в данном случае минимальный залог – 17 000 грн, судья, наверное, до утра выяснял бы, какую сумму нужно внести!

Также Оксана сообщила, что сын болен острым гайморитом, о чем есть документы, но лечение он не проходил. Мать предлагала даже свои средства на лечение, но ей отказали, пояснив, что все необходимое у них есть, только вот больного, который жалуется на постоянную головную боль, никто лечить не собирается, даже таблеток от боли не дают. Прокурор на это возразила, что нет медицинских документов, которые подтверждают невозможность содержания И. Вирченко под стражей, а залог якобы не применяется в случае преступлений, совершенных против лиц. Но, несмотря на эти возражения, суд все-таки принял решение изменить меру пресечения Игорю, установив залог 20 000 грн. Правда, для принятия решения потребовался целый час, наверное, судья  Желтый Д. В. активно изучал в это время уголовно-процессуальный кодекс.

 Теперь Игорь Вирченко на свободе, но и с освобождением под залог вышла целая история. Приехав в СИЗО, Оксана Вирченко вместе с защитником после уплаты залога рассчитывали без проблем забрать сына, но не тут-то было! У сотрудников СИЗО почему-то не оказалось копии постановления суда, и Игоря не хотели выпускать. Но, к счастью, постановление оказалось у адвоката, который предъявил документ и с угрозами пожаловаться вышестоящему начальству, все-таки добился освобождения подсудимого. Что это, интересно, наша пресловутая халатность или умышленно созданное препятствие освобождению Вирченко?

Вновь состоявшиеся заседание Кировского суда по этому делу показало всю несостоятельность обвинений в адрес ребят, обвиняемых в нанесении тяжких телесных повреждений. Такое впечатление, что тщательно сфабрикованное следователем дело рассыпается прямо на глазах и воняет от него, как из общественного туалета времен СССР. Дошло до того, что на заседание не явились свидетели, запрашиваемые судьёй Желтым. Более того, не соизволил прибыть и следователь, фальсифицировавший это дело. Не было и  так называемого  «пострадавшиго». Судья с трудом прочитал  путаные показания «пострадавшего» и объявили перерыв с надеждой, что на следующее заседание явятся остальные. У нас это вызывает, однако, глубокие сомнения.

Алла Дубовая, Анжела Маринина


1428 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 5 голосів)
comment Коментарі (1 додано)
  • image Желтушная статья, если были объективные взяли бы комментарии у стороны обвинения, которая бы Вам рассказала совсем другую версию произошедшего и которая является официально признанной, как например то, что мамочки этих ушлепков заплатили Настичу, что бы он всячески уклонялся от явки в следствие для дачи показаний и изменил показания на следствии, получил он за это диван. А самые конченные в этой истории адвокаты, которые не гнущаются никакими средствами, что бы вытащить из клетки виновников, так адвокат одного из обвиняемых являлся на следственные действия с фингалом под глазом, по видимому хороший адвокат. Кроме того адвокаты которых наняли родители этих гадов, не допускались, так как им был назначен адвокат по назначению, в связи с чем для замены адвоката необходимо было получить письменное заявление об этом самих обвиняемых.
    (Створено Алексей Петрушечкин, Січень 27, 2016, 10:46 AM)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua