”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (1 додано)

Виктория, такая неудобная для бандитов…

Aleksander ORŁOW, Польша on Квітень 01,2021

image

С 8.09 2011 г. по 25.08. 2015 г. я провел в Одесском СИЗО по ложному обвинению в заказном убийстве, подвергаясь постоянным физическим и моральным пыткам сотрудниками СИЗО. Четыре года и восемь месяцев моего пребывания там были годами отчаяния, закалки духа и поиска справедливости. Доказательств моей вины не было никаких. Но одному высокопоставленному лицу я очень мешал. Плюс сыграли роль ранее напечатанные мною разоблачительные статьи на тему коррупции и срастания милиции с ОПГ. И меня надо было «усмирить», несмотря ни на что.

Положение мое было отчаянным.

Однажды я включил интернет на переданном одним з/к смартфоне и услышал интервью на тему Прав Человека правозащитницы и писательницы Виктории Колтуновой. Она говорила новые, совершенно не популярные в народе, но очень правильные вещи. Мелькнула мысль: вот она, моя помощь. Я попросил пригласить правозащитницу на процесс. С того дня рядом со мной всегда присутствовал надежный, сильный, умный товарищ.

До конца судебного процесса Виктория присутствовала рядом, вселяя в меня силу духа. Она написала шесть газетных статей в мою защиту, разбирая по деталям, почему я не мог участвовать в том убийстве. Писала обращения в Сейм Польши, поскольку я являюсь гражданином Польши. Даже ночевала однажды в зале суда в составе пяти человек правозащитников, в знак протеста против произвола судей по моему делу. Благодаря помощи Бюро Совета Европы в Варшаве, дипкорпуса Польши, депутатов польского Сейма и украинского парламента я, наконец-то, получил свободу: Приморский суд г. Одессы изменил меру пресечения с ареста на поручительство депутатов Сейма и Верховной Рады, выделил дело в отдельное производство и направил в прокуратуру на дополнительное расследование. Прокуратура зарегистрировала семь уголовных дел, в которых я имею статус потерпевшего, подозреваемые отсутствуют. Уголовное дело, переданное на дополнительное расследование, по которому я провёл пять лет в СИЗО в качестве обвиняемого, согласно новому УПК Украины, зарегистрировано под новым номером, в котором я уже имею статус… свидетеля.

А что с тем, старым уголовным делом, по которому вы проходите обвиняемым? - спросите вы. Парадоксы украинской системы следственных органов, соблюдения Прав Человека и Гражданина таковы, что в настоящее время я обвиняемый и свидетель по одному и тому же факту убийства... Возбуждены уголовные дела по факту фабрикации уголовного дела, в котором я потерпевший, но обвиняемых нет! Этим официально признано, что я потерпел от беззакония власти, и вот уже пять лет я на очень относительной свободе. 

Когда после освобождения я впервые пришел в квартиру Виктории, меня поразило количество книг. Книжные шкафы по всем комнатам, в коридоре, шкафы с книгами на кухне. И книги, просто сложенные в стопки на полу. Тогда я узнал, что отец Виктории знаменитый кинодраматург, Григорий Колтунов, автор более 50 фильмов, автор таких шедевров, как «Сорок первый», «Чрезвычайное происшествие», «Неотправленное письмо», трилогия фильмов «О Рустаме и Сухрабе», лауреат многих Международных кинофестивалей. Его имя входит в список ста самых знаменитых людей ХХ века. Стало понятно, откуда такой независимый твердый характер его дочери.

У Вики я познакомился с двумя чужими для нее людьми, которых она приютила в своем жилище. Это Володя Волченко, которого Виктория забрала из больницы полностью парализованного, где его бросили близкие и друзья. Это Игорь Бандурко, бывший сотрудник киностудии, у которого отчим отжал квартиру его покойной матери. Игорь рассказал мне, что в семье Колтуновых, еще при родителях, постоянно кто-то жил, какие-то пригретые домочадцы, некоторые здесь и умерли от старости.

Виктория защищает даже тех, с кем у нее не совпадают политические убеждения. Как-то ей сказали, что ее подзащитный Рудольф Отколенко – антисемит. Сказали, конечно, враги Отколенко, в надежде, что Виктория бросит его дело. Она ответила, не знаю, так ли это, но то, что его уголовное дело сфабриковано, это я знаю точно. Виктория добилась возбуждения уголовного дела в отношении офицера СБУ, изнасиловавшего Евгения Василькевича, что казалось вообще невозможным. Из-за этого дела она терпела нападки осторожных и расчетливых людей. Зачем вы возитесь с этим Василькевичем, он такой-сякой, он враждует с СБУ, оно вам надо? С ней разорвали отношения некоторые заведения культуры в городе, одни боялись осуждения со стороны националистов, другие со стороны сепаратистов. Каждый стрёмщик находил чего бояться в связях с неординарным и смелым человеком, а Виктория следовала только своим убеждениям. И ничего не боялась. Даже вооруженных бандитов. И они стреляли в неё действительно, только позже, я еще расскажу об этом.

Все годы моего пребывания в СИЗО, Виктория была со мной на связи, я мог позвонить в три часа ночи и сказать: мне тяжело, поговорите со мной. И она выслушивала и говорила. И не только со мной, я знаю, что и осужденные на пожизненное звонили в три часа ночи: мне тяжело, поговорите со мной. И она никому не отказала.

Зачем ей, талантливому яркому писателю, вся эта правозащита, за которую она не берёт денег? Да ни зачем! Просто обостренное чувство справедливости, пассионарность, благородство, врожденная интеллигентность.

А писатель она действительно очень талантливый. Если не знать, что её новеллы написаны женщиной, то по текстам можно сказать, что писал очень сильный мужчина. Эти новеллы жесткие, лаконичные, с массой тонких философских подтекстов. Неискушенный читатель увидит только острый, напряженный сюжет. Копнувший глубже, прочитает первый нижний слой под сюжетом. Еще более тонкий читатель погрузится в третий и четвертый слой недосказанного, скрытого под маской необычной фабулы. По форме она мне напоминает Рэя Бредбери, по углубленности – А. П. Чехова.

Для того, чтобы меня не обвинили в предвзятости, приведу здесь несколько отзывов читателей, взятых из их писем или интернета.

Из письма: Виктория, здравствуйте, это Надежда Делимарская. Вы у нас выступали в писательской организации. Прочла Ваши рассказы. А вначале просмотрела отзывы о вашей деятельности. С восторгом констатирую, что Вы – Личность, заслуживающий глубокого уважения Человек, талантливый Писатель, Гуманитарий, общественный Деятель. Давно я не читала такой настоящей, прогрессивной современной прозы с непредсказуемыми сюжетами и прекрасным писательским даром автора-психолога. Здорово, особенно лаконичность изложения, свойственная рассказу, – она не позволяет читателю распылять внимание на малосущественном, но акцентирует при этом мысли на поступках, которые спустя какое-то время переосмысливаются. Но, увы, в прошлое возврата нет! Действительно, каждый поступок может стать роковым, независимо от того, какое положение в обществе занимает человек.

Ваши произведения философские, конечно, но они написаны таким льющимся, классическим языком, что будут  читаться даже современной, обленившейся для общения с книгой, молодежью. Есть еще плюсы значительные в Ваших рассказах, которые касаются психологии межличностных взаимоотношений, развития мыслительных процессов, филологической практики... Огромная Вам благодарность!

Отзыв на рассказ «Убить Сталина».  Из Интернета.

Жанна says: March 29, 2012 at 1:32 pm

Рассказ производит очень сильное впечатление. Не могла даже предположить такую развязку! Глубокая философия, богатый язык. Есть, над чем задуматься. Читаю уже третий ее рассказ, эта писательница – на века!

Дуже дякую! Читав Вашу останню новелу. Вона більше глибоко філософський твір, ніж звичайне оповідання. Написана, як завжди, майстерно. Раніше я вважав Вас більше художником, а тепер вже і не знаю. Ви глибокий філософ. В поєднанні виходить щось незвичайне. При читанні у мене на очах навіть виступили сльози. Розділяю Ваше захоплення святкувати за творчою роботою. Я також це полюбляю. Написав своє чергове есе. Далі знову викладацька праця унеможливить мою творчу активність. А поки що використав виробничу паузу. З повагою,

Доктор фіз.-мат. наук, професор, академік Академії наук – вищої школи України, Валерій Швець. On Sat, 11 Mar 2017 22:49:14 +0200

Отзыв на театральную рецензию «Такой странный непонятный Мардань» доктора философских наук Т. Метелёвой

Вика! Не могу не написать тебе свое впечатление от «Марданя». Тонко, элегантно, глубоко, красиво! Читала и наслаждалась. Даже удивительно, все время подкрадывалась мысль: «И я близко знаю человека, который так пишет!» Ты – талантище! Как театральный критик – ты вообще нечто непревзойденное. Критика – вообще специфический жанр. Но то, что делаешь из нее ты – слов нет! Твой текст сам по себе – произведение. Читается как увлекательнейшая книга: все прозрачно, доступно и… высокохудожественно. Второй день хожу под впечатлением. 

Список Международных литературных наград Виктории занимает целый лист формата А4. Диплом Итальянской академии искусств Феррони «За вклад в мировое искусство», Диплом журнала «Мировое сообщество» «За выдающийся вклад в мировую литературу», медаль за правозащиту «Почетная степень отличия», и многие другие, не менее значимые. Она является Академиком Международной академии искусств Украины.

А теперь главное. Я боюсь за жизнь Виктории, и это совершенно реально. Дело в том, что вместо того, чтобы гордиться ею и создавать все условия для творчества, государство Украина преследует ее много лет. Начиная со дня смерти ее знаменитого отца, Викторию непрерывно преследуют всяческие государственные структуры. Именно государственные. Именем Украины!

В 1992 году она открыла частную киностудию документальных фильмов, 12 лет ею успешно руководила, но когда отказалась платить ненужной ей ментовской «крыше», милиция просто списала со счета ее предприятия все деньги на свой счет, а Викторию попыталась посадить в тюрьму по сфабрикованному делу. Она боролась против них три года, победила и сделала совершенно невозможное – вернула из МВД свои деньги. Эта история запечатлена в книге Виктории под названием «Сколько я должна заплатить за то, чтобы сесть в тюрьму», ставшую бестселлером среди ментов!

В 2014 году судейская коллегия Апелляционного суда в отсутствие Виктории, которая находилась в Грузии на писательском форуме, представляя Украину, присудила её личное имущество – гараж, совершенно постороннему человеку, не имеющему ни к самой владелице, ни к гаражу ровно никакого отношения. Тоже «Именем Украины».

Нотариус отказывается выдать Виктории «Свидетельство на наследственное авторское право» на фильмы Г. Колтунова, хотя она не только имеет на него право по Закону, но с 11 лет принимала участие в работе отца, что подтверждается листами школьной тетрадки, записанными её рукой, еще неустоявшимся почерком. С надписью матери наверху – «Это писала Вика в 11 лет!».

И, наконец, вершина беззакония…

В конце ноября 2017 года Виктория находилась в Киеве, где получала награду «Гран При за лучшую книгу года 2017». По возвращении она обнаружила, что ее квартира захвачена рейдерской компанией «Кей-коллект», все ее имущество вывезено в неизвестном направлении, включая антикварную мебель, картины, книги, тетради с черновиками будущих романов и вещи покойной матери. Когда она с сыном попыталась попасть в квартиру, они подверглись нападению сотрудников охранной фирмы, руководимой известным в Одессе «титушкой» Е. Резвушкиным.

Начало этой истории относится к тому моменту, когда сестра Виктории, Елена Колтунова подала иск в суд на её сыновей, требуя компенсацию за9 кв. метровдома, подаренного внукам Григорием Колтуновым. И всё бы окончилось согласием сторон, если бы не вмешалась судейская коллегия Апелляционного суда Одессы в составе Л. Галушка, В. Кварталова, Н. Плавич. Три престарелые дамы-судьи посоветовали Елене не удовлетворяться 6000 долл. которые стоила по государственной оценке её часть, а требовать не менее 40 000 долл. И обещали их присудить! А Виктории и ее сыновьям дали два месяца на то, чтобы взять кредит в банке и положить его на депозит суда. Проблемы с отдачей кредита не предвиделось, сосед давно просил отрезать ему полоску земли, и заемщики рассчитывали вернуть долг в один месяц. Под залог в банк была отдана квартира Виктории, но им в голову не могло прийти, какую фантасмагорию устроит им Апелляционный суд.

Совершенно неожиданно, тройка судей вернула дело в первую инстанцию, а вот денежки возвращать с депозита категорически отказалась! Нет у нас времени на такие глупости, занятые мы!

Полтора года пролежали те самые 40 000 долларов на депозите суда, а проценты по кредиту росли как снежный ком. Наконец Колтуновы получили деньги обратно, вернули их банку, но остались должны еще кучу процентов и пени. На мой взгляд, вот те бы трое судей их и возвращали. Из тех денежек, что, небось, по депозиту получали. Это первый этап грабежа. А второй мы уже знаем, это когда в отсутствии писательницы из ее собственной квартиры, отданной в залог под этот судейский кредит, вывезли даже старые коврики под ноги, не говоря о книгах и картинах. 

Думаете это все? Нет, дальше будет еще фантасмагоричнее.

Итак, государственный регистратор С. А. Демченко перерегистрировал квартиру Виктории Колтуновой на фирму-коллектор ТОВ «Кей-коллект», для чего применил электронные ключи, войдя в общий государственный реестр имущественных прав. Действовал регистратор, как положено, от лица государственного субъекта регистрации – сельсовета села Еремеевка Раздельнянского района Одесской области. Составил регистрационное дело и сдал на хранение в сельсовет Еремеевки, тоже как положено. В регистрационное дело вошли три почтовых уведомления на адрес Виктории Колтуновой с требованием отдать ТОВ «Кей-коллект», купившему долг у банка, залоговое имущество. Правда, там ничего не говорилось о кроватях, трусиках, лифчиках и ложках, украденных Кей-коллектом, но это же мелочи. Там говорилось: квартиру нам отдайте. А она не отреагировала. Так что квартиру они отобрали вроде бы по закону.

Но не на ту напали. А напали на журналистку. И вскоре Виктория, поработав с материалом, выяснила, что почтовые уведомления, с требованиями вернуть квартиру, никогда не проходили через почту, а были сварганены в офисе Кей-коллекта, штрих-коды на них и её подписи грубо подделаны.

Сельсовет села Еремеевка никогда не имел статуса субъекта регистрационных дел, не имел положенного разрешения от Минюста, то есть, самозванец

Регистратор С.А. Демченко никогда не имел квалификации регистратора, не получал разрешения от Минюста на такую должность и печать. Тоже самозванец.

Электронные ключи от государственного реестра имущественных прав получены Демченко незаконно, по простой записке от председателя сельсовета Еремеевки Евгении Ильящук, как мы понимаем, не бесплатно.

Регистрационное дело находится неизвестно где, и сам Демченко тоже сбежал и место его нахождения неизвестно.

То есть абсолютно все – сплошная афера и фикция!

Все это Виктория выяснила в многомесячном сражении с чиновниками Минюста Украины, которые «почему-то» горой стояли за аферистов.

Журналистское расследование, проведенное Викторией, разозлило рейдеров настолько, что строптивую журналистку решили просто-напросто убрать. Ее вызвали вместе с адвокатом Павлом Жаворонковым на условленное место в пригороде, якобы для решения проблемы мирным путем. Но в то утро она была занята, попросила Жаворонкова поехать одного, а во время переговоров включить громкую связь, чтобы она могла участвовать. Через несколько минут после того, как Павел прибыл на место, его машина была обстреляна подъехавшим авто. Он выбросился через правую дверь из машины на шоссе, залег в кустах и вызвал полицию. Приехавшая полиция извлекла из пассажирского сидения 11 пуль. Если б Виктория сидела в машине, Павел не смог бы выскочить наружу, и они оба были бы убиты.

Эта история описана в газете «Контраст» – http://www.kontrast.org.ua/news/2948.html

Ну, и вишенка на этом жутком торте. На днях, Владимир Волченко, подопечный Виктории, инвалид первой группы, получил по почте иск к нему об утрате им права на жилую площадь и выселении из спорной квартиры по ул. Толстого 12. Напомню, Волченко тот самый инвалид, которого взяла к себе Виктория в 1995 году, когда он  получил травму, стал недвижимым, и погибал в больнице от сепсиса. У него двигается только голова и кисти рук. Он полностью обездвижен. Без своей благодетельницы он не может ни поесть, ни даже, прошу прощения, справить свои физиологические нужды. Холодным, зимним днем 2017 года, когда Виктория была в Киеве, бандиты из ТОВ «Кей-коллект», грабя ее квартиру, выкинули  беспомощного, обездвиженного человека просто на улицу. Теперь же, требуют признать его утратившим право на жилье, как не проживающего в нем более трех лет. Градус цинизма зашкаливает!

Я выше сказал, что 22 года Викторию Колтунову преследует государство Украина. Хотя, на первый взгляд, это якобы бандиты. Однако подумаем, менты, ворующие деньги с ее счета в банке, это не государственные ли бандиты? Судьи, присуждающие ее имущество постороннему человеку, это ли не государственные бандиты? Судьи, выносящие постановление о взятии ею кредита для выдачи оппоненту и на полтора года присвоившие себе этот кредит, ломая ей жизнь, это не государственные ли бандиты? Чиновники Минюста, прикрывающие фальшивых регистраторов, способствующие грабежу ими населения, это не государственные ли бандиты?

Почему это стало возможным?

Потому что Государство Украина – это сплошные бандиты, погрязшие в официальной коррупции, где такому неординарному и яркому человеку как Виктория, выжить просто невозможно. Она не вписывается в контент. Я поражаюсь железной стойкости Виктории, которая «держит удар» 22 года.  Но я очень боюсь за ее жизнь. Боюсь, что её застрелят. Один раз не получилось, удастся второй. Может, и не будут стрелять, а организуют якобы «ограбление» с последующим убийством. Либо наезд автомобиля. Так обычно и бывает.

Обращаться в полицию бесполезно. Она бездействует. Только по Постановлению суда Виктория добилась возбуждения уголовного дела по ограблению своего личного имущества, ст. 185 ч. 2 Уголовного кодекса Украины, кража, совершенная по предварительному сговору группой лиц, но полиция, как принято в государстве бесправия, никакие следственные действия не ведёт, свидетели не опрошены, не допрошена возможная «наводчица» на квартиру, единственный человек, кто знал, что Виктории в те дни не будет в Одессе.

И возникает вопрос, если известная, ценная для общества личность, писатель и правозащитник, борец за Права Человека Виктория Колтунова не может добиться законности для себя самой, на что рассчитывать в Украине человеку простому и необременённому регалиями, как она?

Когда начальник финансового отдела милиции вынужденно возвращала Виктории украденные с ее счета деньги, она упрекнула: какой же, вы Колтунова, жутко неудобный человек!

А я благодарю судьбу за то, что однажды в мою жизнь вошла такая неудобная, необычная и талантливая Виктория Колтунова.

Вот только как спасти ее жизнь и писательский дар от посягательства государства Украина?

К кому обращаться, к кому взывать?

Прошу считать данный материал обращением правозащитников Южного региона Украины к Президенту Украины В. А. Зеленскому.

ALEKSANDER ORŁOW

журналист-расследователь,

правозащитник,президент Правозащитного Фонда «Рутения-Мир».

Краков, Польша. 20 марта 2021 г. 


3637 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 12 голосів)
comment Коментарі (1 додано)
  • image Если кому-то и надо валить из этой страны, так это Виктории Колтуновой, пока ее тут не прикончили. Талантливый человек ответственен перед обществом за свой талант и не может им разбрасываться, как она. На хрена ей правозащита и вся эта бандитская возня, ей нужно книги писать, пока жива.
    (Створено Вадим ПАВЛОВСКИЙ , Квітень 6, 2021, 2:00 PM)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua