”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (0 додано)

Сатана там правит бал (Ч.2)

image

(Окончание)

А теперь Суд Второй. Религиозная община обращается в Управление охраны культурного наследия Одесской области с требованием передать ей в собственность здание бывшей Реформатской церкви по Пастера, 62. Управление отказывает на том основании, что здание уже было ранее передано СТД согласно Постановлению Кабинета министров Украины от 10.07.98 г. №1058, где в списке 3 конкретно указан новый пользователь, СТД (получивший здание в «довічне безоплатне користування»).

Община подает на Управление иск в суд. При этом есть три стороны по делу: община, Управление охраны культурного наследия, и собственник, который уже много лет законно владеет зданием – СТД. Все три субъекта находятся в Приморском районе г. Одессы. Однако в нарушение подсудности, иск подается в Малиновский райсуд. Почему? Странно… Но, подумав, судья Малиновского суда, А. Тюпало нашел, что соблюдение подсудности совершенно ненужный в наше время бюрократизм и формализм, поэтому иск принял, да еще решил СТД в суд не вызывать. Не отрывать от основной благородной деятельности по засеванию родного города и области разумным, добрым и вечным. То есть Театральный союз в Малиновском суде женили без него, о том, что здание, которым он владел по закону, передано другому владельцу, СТД с большим удивлением узнал из газетной статьи, когда сроки для апелляции уже были давно пропущены.

На этом разные непонятные странности в поведении общины и Малиновского суда не окончились. В Решении суда сказано, что упомянутое Постановление Кабмина в части передачи творческим союзам помещений, которые они занимали на день 24 августа 1991 года, касается только помещений коммунальной собственности. А спорное здание как памятник архитектуры якобы является государственной собственностью. А потому под Постановление не подпадает. Сразу два заведомо ложных утверждения. Первое – в Постановлении есть и перечень объектов государственной собственности и список получающих его союзов. Это список № 2. И есть список № 3, касающийся объектов коммунальной собственности. Так что обе формы собственности подлежали передаче.

Второе – к утверждению о том, что здание на Пастера, 62 является государственной собственностью, судья Тюпало подошел на основании очень долгих и сложных умозаключений. С привлечением цитат из разных компетентных источников и законов. То есть, Кабинет министров утверждает, что данное здание находится в коммунальной собственности, а судья Тюпало его поправляет, ошибаетесь товарищи, мне лучше знать. Я еще и папу Римского научу католиком быть.

В то время как все достаточно просто: государственная собственность передавалась творческим союзам с баланса либо Госимущества, либо Минкульта. Коммунальная – с баланса органов местного самоуправления. СТД получил здание, переданное ему с баланса Одесского горисполкома. Вряд ли Одесский горисполком своровал у государства его собственность, а потом бесплатно сбагрил ее СТД. И вообще, если каждый памятник архитектуры, по мнению судьи Тюпало, является государственной собственностью, то мы, одесситы, вообще не в своем городе живем. У нас, куда ни повернись, одни памятники. Так чем же тогда владеет территориальная громада? Ужас!

Собственные умозаключения показались судье Тюпало весьма убедительными, можно даже сказать, блестящими. И он выносит вердикт: поскольку Кабинет министров так жутко оплошал в определении принадлежности и статуса данного объекта градостроительства, у СТД его необходимо изъять и Пресвитерианской, то бишь новоявленной Реформатской, общине передать!

Хотя на мой несудейский взгляд человека, смотрящего на вещи несколько проще судьи Тюпало и не заморачивающегося без нужды схоластическими выкладками, в самом крайнем случае следовало бы просто мысленно перенести СТД из списка 3 в список 2. И все дела! Суть-то не меняется от статуса здания. Как его СТД занимал на 24 августа 1991 года, так ему оно и положено. Хоть горшком его назови, хоть собственностью дядьки Черномора.

Но умозаключения судьи Тюпало вступают в силу, и община получает в собственность здание вместе с его прежним владельцем в нагрузку. Поначалу два сособственника ведут вполне цивилизованный диалог. Со стороны актеров и режиссеров имел место пиетет перед организацией, декларирующей духовные цели деятельности. Со стороны общины осторожность неофита, который впервые попал в высшее общество и еще не знает, как себя там принято вести. Поэтому вели себя вежливо. Даже поначалу заключили пакт Молотова-Риббентропа, предусматривающий оплату театральным союзом потребленной электроэнергии и воды. Даже обещали найти ему другое здание и отремонтировать за свой счет. Вот только зарубежные, американские дяди, на счет деньги переведут, так мы вас тут и отремонтируем. Вот как повезло нам, думали старые актеры-пенсионеры, когда их пустили в благотворительную столовую при общине на улице Успенской. У людей искусства, как правило, пенсия мизерная, а тут кормят.

Но со временем территория, занимаемая СТД, сужалась быстрей, чем шагреневая кожа, а площади общины росли и росли. С 1533 метров СТД постепенно съехал до 220. Тихой сапой, или, как говорят их хозяева, step by step, община расширяла свои площади. Другое здание в перспективе СТД не светило. Городские власти на все крики о помощи уныло бубнили, что другого помещения у них в загашнике не имеется. И робко предлагали все более наглеющей общине компенсировать СТД потерю родного дома, купив что-нибудь подешевле. Община отнекивалась тем, что американские братья по вере еще денег не перевели.

Однажды к коллегам обратилась с радостным восклицаниями бывшая режиссер кукольного театра Галина Щедродарова. Сказала, что, будучи на обеде в благотворительной столовой, слышала, как вошедшие в столовую американцы объявили, что переводят, или уже перевели на счет религиозной общины полтора миллиона долларов. Вот теперь нам дадут обещанные на новое помещение деньги, и настанет у нас нормальная жизнь. Но выяснить, так ли это было, или старая женщина что-то напутала, приняла желаемое за действительное, не пришлось. В тот же вечер Щедродарова была найдена на лестничной площадке у входа в свою квартиру на Садовой без сознания. Ее отвезли в больницу, где она пролежала в отдельной палате пять дней, и скончалась. В интересах следствия у входа в палату стояла милиция. К ней не пустили не только коллег по театральному цеху, но и дочь. Милиция виновных не нашла.

В конце концов, отношения двух собственников, прежнего и нового, перешли в состояние холодной войны. Община отключала СТД свет и воду. Настойчиво требовала: «Позвольте вам выйти вон!» СТД и рад бы выйти, уж больно соседи неприветливы. Да только куда?

Об обещанных деньгах уже и речи не было. В конечном счете, община подает новый иск к СТД о выселении. В Хозяйственный суд. И начинается Суд Третий. То есть вообще-то он не третий. Потому что до него были еще «просто третий», четвертый, пятый и шестой хозяйственные суды, и все они общине в ее исковых требованиях отказывали, так как СТД занимает изолированное помещение площадью всего 220 м кв. против прежних 1533 м кв. и имеет отдельный вход из подъезда. Общине он ничем не мешает. Вот только у нее чуть меньше площади. А СТД идти некуда. Да и занимал-то он ранее все здание на абсолютно законном основании.

Пастор Бабынин на заседании правления СТД, умолявшего его хотя бы повременить с выселением, напористо, хоть и с улыбкой, жаловался на удушающую тесноту в молитвенном доме, не позволяющую ему расширить пасторскую деятельность во Славу Божию. Я неоднократно подходила к доске объявлений общины у входа в здание. Раз в неделю, по воскресеньям там проходит часовой урок воскресной школы для детей, затем в 11 часов начинается проповедь. Раз в месяц органный концерт. Я, во всяком случае, никаких других мероприятий там ни разу не вычитала. И если скамейки для слушателей органа расставляются на площади 1300 кв. м. и дети рассаживаются на той же площади, то сила звука, которую издают орган и преподающий Закон Божий учитель, должна поистине сотрясать основы мироздания.

Решить этот наболевший вопрос можно было бы элементарно. Ну, совершенно элементарно. Можно даже сказать, по-христиански. Просто общине надо было бы сказать самой себе так: «Если по-честному, я получила этот обалденный подарок абсолютно на шару. За одну неряшливо состряпанную в Ровно бумажку. Прикинувшись шлангом. Ну, то есть, реформатской общиной. И что-то зашевелилось у меня внутри, может все-таки совесть? Хм, даже самим странно… Но что бы ни было раньше, сейчас я ж стараюсь все-таки действовать как самая настоящая духовная организация. И СТД в общем-то прав. Так что не буду тем самым молодым человеком из фельетона Лиходеева, который положенное ему обвивал для верности хвостом. Ну, тем самым, который «нижнее место». Не хочу, чтобы меня называли этаким неприличным местом. Тем более, что у него хоть билет был государственный, а Ровненскую бумажку мы сами состряпали. И пусть себе СТД остается на своем жалком клочке с отдельным входом. Проявим великодушие и подарим творцам Высокого Искусства то, что им и так принадлежит. Не от себя же отрываем, а от ихнего же».

Но где уж там великодушие… Просто бы душа была. .

Итак, Суд Третий. Из рассматриваемых нами. И тоже какой-то нереальный.

Председательствующая судья Ю. Щавинская. И самым внимательным образом судья исследует заключенный между СТД и Управлением охраны культурного наследия арендно-охранный договор от 01.08.1993 г. И признает его никчемным, то есть незаключенным. Потому что он содержит какие-то формальные, на взгляд судьи, ошибки. Мы не будем рассматривать эти ошибки под микроскопом. Потому что, во-первых, если они были, то виновато в этом Управление, у которого должны были быть типовые на такой случай договора. Они в таком деле ведущие специалисты. А не актеры. Во-вторых, как мы помним, Кабинет министров Украины принял Постановление, коим СТД получало здание в «довічне, безоплатне користування». То есть, с этого момента, об арендном договоре речи не могло быть. Вместо него следовало составить охранную документацию. Какими бы правами ни обладал СТД в этом здании, но был обязан поддерживать памятник архитектуры местного значения в надлежащем виде. Ничего не перестраивать без разрешения ГАСК и т.д. Поэтому, с момента передачи СТД здания в вечное бесплатное пользование, охранно-арендный договор следовало заменить соответствующим документом. И в настоящее время ошибки этого договора, если они имели место, никого не должны бы волновать. И вопрос в суде следовало ставить так: отменяем или не отменяем Постановление Кабмина в том виде, в каком оно было принято и опубликовано, то есть здание на Пастера, 62 названо коммунальной собственностью и в качестве таковой она является объектом, переданным СТД. Если не отменяем, что естественно, поскольку никакого права на это не имеем, то выйти вон должен не СТД. У здания есть конкретный пользователь, получивший его в соответствии с Законом. И Постановление Кабмина, о котором идет речь, было принято ранее так называемого «решения» Малиновского суда. Так что, судья Тюпало распорядился в пользу церковников не государственным и не коммунальным, а уже конкретно СТД-шным имуществом.

Но театралы умеют Шекспира ставить и души потрясать. А воевать не умеют. А вот религиозная община проявила в данном деле поистине бульдожью хватку и прямо таки профессиональные навыки борьбы. Очень быстро раскусив, что имеет дело с противником интеллигентным, стыдливо лепечущим что-то о совести, миропорядке и прочих пережитках давно ушедших дней, община не стеснялась применять на ринге самые запрещенные хуки, клинчи и прочие составляющие джентльменского набора.

Короче говоря, судья Щавинская иск о выселении СТД удовлетворяет. Апелляционный суд одесской области это решение подтверждает. Но не успевает исполнительная служба связать все театральные книги в узлы и выставить их на асфальт, как выходит Постановление Верховной Рады Украины о наложении моратория на выселение творческих союзов из занимаемых помещений. Оказывается, выселение творческих союзов из занимаемых ими помещений приняло такой массовый характер, что пришлось выносить вопрос на ВР. Это и понятно. При советской власти творческие союзы были в чести, и, как правило, занимали самые престижные помещения. В настоящее время все решают деньги. А творцы стали босы и наги. И потому приходят крутые дяди и «решают вопросы» в свою пользу.

СТД снова подает иск в Хозяйственный суд хотя бы об отсрочке выселения на основания Постановления ВР. И снова его дело рассматривает та же судья Щавинская. И снова подтверждает свое непоколебимое мнение, выражаемое одним коротким словом, вон!

Видно, не нашли творцы весомых аргументов. И Верховная Рада не нашла. Да, фиг с ней, Верховной Радой, и ее мораторием, думала Щавинская. До нее аж 480 километров, а тут поближе ко мне кое-кто есть.

Я не специалист по делам религии, как профессор А. Колодный. И не такой знаток права с тончайшими его нюансами, которые возможно нашел бы профессиональный адвокат, если б у творцов было бы чем ему заплатить. Я рассуждаю просто логически, как журналист с большим опытом. А потому, именно потому, что у меня большой практический опыт в журналистике, я не возьму на себя ответственность называть новоявленных хозяев бывшего Божьего дома мошенниками и рейдерами, захватившими чужое имущество с помощью самых типичных, просто классических, рейдерских приемов. Я их так не называю. А то они на меня в суд подадут. А у них такая крепкая финансово-доказательная база!

Я просто смотрю на все происходящее с точки зрения морали. И понимаю, что к какой бы конфессии ни относили себя хозяева дома на Пастера, 62, но в бывшем Божьем доме бал нынче правит Сатана.

Сатана жадности и хамства.

11 июня исполнительная служба Приморского  района, шантажируя Союз тем, что иначе его библиотека, фортепьяно, картины и документация будут вывезены на какой-то склад, и СТД будет платить за хранение своих ценностей огромные суммы, поскольку неизвестно, когда и куда это все можно будет забрать, вынудили председателя правления Союза  А. И. Антонюка подписать согласие на «добровольное» выселение и передать ключи от помещения религиозной общине. Оставив все ценности внутри. 

Очередной шаг к уничтожению в Украине культуры и духовности сделан.

Пост скриптум. Уже после того, как я поставила точку в этой статье, получила письмо. От группы людей, обратившихся ко мне как человеку известному и эрудированному с просьбой указать какой-нибудь хорошо сохранившийся храм, используемый не по назначению, чтобы они могли образовать религиозную общину и захватить старинное здание в собственность. Указали, что конфессия их не интересует, они перейдут в любое вероисповедание, лишь бы храм побогаче. Можно и мечеть, и синагога подойдет…

Я им не ответила.

Не хочу общаться с шайкой проходимцев.

04.06.10г.

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 1 голосів)
comment Коментарі (0 додано)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua