”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (0 додано)

И снова кому-то нужно, чтобы невиновный оказался за решеткой

image

Я, Кармазина Г.П., являюсь матерью Кармазина Дмитрия Леонидовича, осужденного 15 февраля 2013 г. коллегией судей Константиновского горрайсуда Донецкой обл. (в составе председательствующего Янюк Ю. Б., судей Рогожиной А. В., Чернецкого В. П.) по статье п. 12 ч. 2 ст. 115 УК Украины к 15 годам лишения свободы. Преступление, инкриминируемое моему сыну, было совершено 12 октября 2011 г.

Считаю данный приговор не законным и подлежащим отмене в связи с существенными нарушениями Уголовно-процессуального кодекса Украины. Так, в соответствии со ст. 334 УПК Украины (в редакции 1960 г.) и положения п. 17 Постановление пленума Верховного Суда Украины № 5 от 29.06.1990 г. «О выполнении Судами Украины законодательства и постановлений пленума Верховного Суда Украины, относительно вопросов судебного рассмотрения уголовных дел и постановление приговоров» выводы суда относительно оценки доказательств подлежит изложить в приговоре в точных и категорических суждениях, которые исключали бы сомнения в том или ином доказательстве. Принятие одних и отклонение других доказательств судом должно быть мотивировано в соответствии со ст. 323 УПК Украины. Суд основывает приговор на тех доказательствах, которые были рассмотрены в судебном заседании. Однако судебных заседаниях судья Янюк Ю. Б. отклонил ВСЕ ходатайства, которые могли доказать невиновность моего сына в данном деле.

В судебном заседании согласно ст. 300 УПК Украины был допрошен подозреваемый Евсюков А.В., который пояснил суду, что он совершил убийство самостоятельно, и в момент совершения им преступления моего сына Кармазина Д. Л. с ним не было, так как Кармазин Д. Л ушел ранее (в 12 час. 30 мин) и больше не возвращался. Ранее Евсюков оговорил Кармазина в совершении убийства, зная о том, что у него был ранее конфликт с Крысенко Л. (убитым), поскольку хотел уйти от ответственности. На очной ставке Евсюков А.В. сознался, что оговорил Кармазина Д.Л. Но сказал также, что сделать это его вынудили работники милиции, применив при этом действия, противоречащие ст. З «Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г.».  Методы допросов, примененные к Евсюкову, являются не законными и недозволенными. Однако именно такие методы применяли работники ГОГУМВД г. Константиновка Донецкой области во время допроса подозреваемого – физическое насилие, угрозы, психологическое давление с целью оговорить Кармазина Д. Л в убийстве, которого он не совершал.

Не выдержав пыток, Евсюков А.В. оговорил Кармазина Д.Л. и сказал и подписал все, что ему продиктовал работник правоохранительных органов. Это признание Евсюкова имеется на диске аудио-записи судебного процесса. Суд не принял во внимание данные в ходе судебного рассмотрения показания Евсюкова А. В и не проверил их, мотивировав тем, что это – способ защиты и не более.

Также суд не принял во внимание показание свидетелей, которые оправдывают Кармазина Д. Л., подтверждают его не причастность к инкриминируемому деянию – умышленному убийству. Так мое свидетельское показание не было принято с мотивировкой, что я как мать заинтересована в исходе дела – и не больше. Не были приняты и показания свидетеля Иванова В.Б. о том, что он видел свидетеля ос стороны обвинения Доценко М.Б., когда его в состоянии сильного алкогольного опьянения уводили (уносили) под руки соседи – отец и сын Поповы, которые тоже были в состоянии алкогольного опьянения, но могли двигаться самостоятельно. Поповы и Доценко вмести находились возле двора моего дома, а именно на углу моего дома. Это происходило примерно в 16 час 10 мин 12.10.2011 г. Потому в тот день свидетель Доценко М.Б. не мог столь быстро отрезветь.

При этом показания того же Доценко М.Б., который в момент совершения преступления находился в состоянии сильного опьянения и не мог адекватно оценивать события, были приняты во внимание.

Суд не принял во внимание показания свидетеля Таган А.А., которая показала, что 12.10.2011 г. с 17-00 до 21-00 она находилась по адресу, где проживал вместе со мной и мой сын Кармазин Д.Л., и видела, что он в момент, когда было совершено преступление, находился дома, что обеспечивает его алиби.

Показания свидетеля Доценко М. Б о том, что по телефону ему звонил мой сын Кармазин Д.Л. и угрожал расправой, требовал дать в суде показания о том, что он не слышал голос сына вечером 12.10.2011 г. во дворе дома Крысенко Л.В. (убитого) – ложные, так как мой сын не мог ему звонить по той простой причине, что в момент якобы совершенного им звонка он находился в следственном изоляторе. Более того, свидетель Доценко М.Б. не мог принять такой звонок, поскольку на тот момент у не было телефона – незадолго до этого он им был утерян, что подтверждает его соседка Попова Л. И. Мой сын предлагал и следствию и суду проверить телефонные звонки, сделав запрос оператору сотовой связи МТВ, но ему в данном ходатайстве было отказано.

Свидетель Доценко М. Б не явился в судебное заседание для перекрестного допроса между ним свидетелем Ивановым В. Б, который ясно и четко говорил о том, что Доценко М.Б. 12.10.2011 г. примерно 16 – 16-10 часов находился в неадекватном состоянии, поэтому показания Доценко М. Б нуждались в дополнительной проверке. Но суд отказал в этом.

Доценко М. Б. утверждает (том 2 л.д. 59-60), что 13.10.2011 г. он видел Крысенко Л. В. на перекрестке улиц Щорса и Пирогова в то время, когда он возвращался с работы домой, дал ему сигарету и прикурил ее для Крысенко Л. В. Но, согласно заключению судмедэкспертизы, Крысенко Л.В. на тот момент давно уже был мертв.

Свидетели Крысенко М.Л., Доценко М.Б., Синельник Н.Н., Синельник А.Е. дали идентичные показания о том, что Кармазин Д. Л. хотел убить Крысенко Л.В. При этом свидетель Синельник Н.Н., в частности, утверждал, что в день убийства утром, около 7-00 час, он вышел во двор и встретил там Крысенко Л.В. Синельник поинтересовался у него, не приходили ли к нему Кармазин Д. и Евсюков А. На что Крысенко Л. ответил, что к нему никто не приходил, это была просто шутка. а не угроза (том 1 л.д. 96-97).

Свидетель Попова Л.И. пояснила суду, что Крысенко Л. злоупотреблял спиртными напитками, и в тот вечер, когда было совершено преступление, она слышала какие-то голоса, но при этом она не указала, что слышала голос Кармазина Д., хотя она его хорошо знала, так мы соседи. Из выше изложенного следует вывод, что 12.10.2011 г. в момент совершения преступления моего сына не могло быть на месте убийства, что полностью было подтверждено и свидетельскими показаниями Таган А. А.

В соответствии со статьей 263 УПК Украины защитой были поданы ходатайства, удовлетворение которых могло бы дать возможность всесторонне, полно и объективно рассмотреть дело и оправдать моего сына, сняв с него сфабрикованное и сфальсифицированное обвинение в совершении уголовного преступления. Это ходатайства:

1. О вызове в суд свидетеля Редченко О.А., которая и сфабриковала, сфальсифицировала уголовное дело по обвинению в убийстве. При ее допросе могла быть выявлена искаженность и фальсификация доказательств уголовного дела.

2. О проведении судебно-медицинской экспертизы: на бельевой веревке, на которой был якобы повешен Крысенко Л. В., не выявлено потожировых отпечатков (выделений) Кармазина Д.Л.

3. О проведении судебно-дактилоскопической экспертизы на дверном замке и на шкафу, который был сброшен на труп Крысенко Л. В, где должны были остаться отпечатки пальцев и потожировые выделения преступника. Их отсутствие  доказало бы правоту защиты.

4. О запросе в гидрометеоцентр о погоде на 12.10.2011 г.: свидетель Доценко М. утверждает, что погода была ясная, и он отчетливо слышал голоса преступников. Однако, как подтверждает справка гидрометеоцетра, в это время шел дождь, была гроза. И потому свидетель, во-первых, говорит неправду, а, во-вторых, не мог слышать голосов. Запрос в метеоцентр был сделан нами самостоятельно. Но суд не счел нужным обратить внимание и на этот факт! Как в темное время (в октябре в это время суток – в 18 часов – уже полная темнота) свидетель Доценко М. Б пошел под проливным дождем собирать орехи??? Как он при этом четко слышал голоса??? Как он проделывал все эти фокусы в состоянии тяжелого алкогольного опьянения??? И. наконец, как можно строить обвинение на таких «свидетельствах»?!

5. О проведении экспертизы голоса моего сына и голосов других людей для того, чтобы проверить, сможет ли свидетель Доценко М. Б определить голос Кармазина Д. Как вообще свидетель мог определить, кому принадлежит голос (даже если бы свидетель быт трезв и не собирал орехи в темноте под дождем), не услышав ни слова – а он утверждал, что слышал исключительно голос Кармазина Д., но не слышал слов и не может сказать, о чем он говорил – ни о погоде, ни о футболе, ни об убитом Крысенко он ничего не слышал!!!

6. Об ознакомлении Кармазина Д. с материалами уголовного дела: поскольку следователь Носов И.И. обманным путем взял с моего сына расписку об ознакомлении с 4-мя томами уголовного дела, хотя на самом деле он был ознакомлен только с двумя томами.

7. Кармазиным Д. было также подано ходатайство о просмотре видеозаписи, т. к. он ее еще не видел, что нарушает его право на защиту. Так же имелись вопросы к обвиняемому Евсюкову А., который оговорил моего сына под давлением работников милиции.

Суд отклонил ВСЕ ходатайства – без выхода в совещательную комнату, без определения или же постановления. Обвиняя моего сына, суд покрывает действия и бездействие органов дознания и следствия. Не выполнив, нарушив требования уголовно-процессуального законодательства ст. 263, ст. 275, ст. 273, ст. 296, ст. 299, ст. 255, ст. 66, ст. 67, ст. 15, ст. 22 УПК Украины (1960 г.).

В суд были вызваны не все свидетели, но суд проигнорировал и это обстоятельство.

В суде были даны показания свидетелем Синельник Н. Н о том, что на входной двери дома Крысенко Л. был подменен навесной замок, и это было сделано органами милиции. Но суд и на это не обратил внимания.

Свидетель Гречко З.П., работающая реализатором в ларьке, расположенном на пересечении улиц Носули и Изюмской, на суде дала четкие показания о том, что она находилась на рабочем месте в помещении ларька и в день убийства примерно в 15-30 к ларьку подошли подростки, купили пиво, сели под навес и продолжали беседу, из которой она поняла, что эти подростки собираются идти к Крысенко Л. и выбивать у него долг. Они через некоторое время удалились, она вышла посмотреть, куда они пошли, и увидела, что они пошли по направлению к месту проживания Крысенко Л. Свидетель Гречко З. также четко указала, что немного погодя, примерно в 16 часов, к ларьку пришел Евсюков А. Он купил пиво, стал его пить возле ларька. В это время начался сильный дождь, и он пересел под крышу возле ларька и остался пережидать дождь. Попросил, чтоб она заварила ему чай. Примерно в 18 часов он ушел, двинувшись в направлении Изюмской улицы. Показания Гречко З. имеются на диске аудиозаписи. Но суд в оглашении приговора умышленно изменил показания, которые дала Гречко З., а именно – время прихода и ухода Евсюкова А. В. Суд сделал вывод, исказив показания свидетеля Гречко З., утверждая, что Евсюков А. покинул ларек в 16 часов, а значит по дороге он мог встретить Кармазина Д. Но Евсюков А., согласно свидетельских показаний Гречко З., до 18 часов находился у ларька.

Суд не допросил свидетелей Поповых – отца и сына, которые уносили под руки пьяного Доценко М. Суд не обратил внимание на то, что прокурор злоупотреблял своим служебным положением, задавая наводящие вопросы свидетелям, что является грубейшим нарушением процессуальных норм.

Константиновской прокуратурой была проведена проверка не в полном объеме всех обстоятельств дела – в нарушение ст. 22 УПК Украины, т.е. не были допрошены Есюков А. и я. И в чем именно заключалась «проведенная» проверка? Суд ссылается на постановление прокурорской проверки от 26.01.2013г., которая не выявила нарушений со стороны работников милиции о применении незаконных методов ведения следствия. Но из данного постановления не ясно, в чем именно заключалась прокурорская проверка, какие мероприятия проводились прокуратурой для выявления законности либо не законности ведения следствия. Так же в порядке ст. 28 УПК Украины нарушена проверка прокурором дела с обвинительными заключениями части 2, 3, 6, 7, 10.

Так же в порядке ст. 237 УПК Украины нарушены вопросы, выясняемые судьей при предварительном рассмотрении дела (части 3, 5).

В нарушении ст. 22 УПК Украины, суд рассматривал лишь те материалы дела, которые поддерживали обвинение, и отклонял, либо не принимал во внимание те, которые его опровергали, доказывая невиновность моего сына.

Так, в заключении судебно-иммунологической экспертизы № 1374 от 1.11.2011 г. сказано:

1. кровь потерпевшего Крысенко Л.В. относится к группе 0 (анти-А, анти-В), т.е. его организму свойственен антиген-Н. Но и кровь подозреваемого Кармазина Д. Л также относится к группе 0 (анти-А, анти В), т.е. и его организму свойственен антиген-Н.

И потому какие-либо заключения по группе крови не имеют доказательной силы. Доказательную силу могли иметь лишь заключения генетической экспертизы, каковой проведено не было.

2. Заключение судмедэкспертизы № 1374 от 11.11.2011 г. утверждает, что в смыве со стены, с фрагментов ковра (срезе) обнаружена кровь, которая могла принадлежать как потерпевшему, так и Кармазину Д. И это заключение не позволяет сделать вывод о причастности Кармазина Д. к убийству.

3. Заключение судмедэкспертизы № 22-140 от 03.12.2011 г. опровергает указанное судом количество ударов, нанесенных потерпевшему. Но не указывает, что какие-либо удары наносил Кармазин Д. Равно также судмедэкспертиза № 79-22-140 от 30.12.2011 г. не указывает, кем были нанесены побои.

Суд в приговоре не указывает, почему, на основе каких данных экспертиз он сделал заключение, что кровь, обнаруженная на ковре, стене, срезе, ткани принадлежит не потерпевшему! Из каких данных суд сделал вывод о том, что эта кровь принадлежит именно Кармазину Д.?

Суд не указывает, что в заключении № 1374 от 11.11.2011 г. не указаны основания, позволяющие сделать вывод о том, что удары наносил ногами в область головы и туловища Крысенко Л. наносил именно Кармазин Д.

Также согласно заключению № 273/269 от 9.12.2011 г. на левом кроссовке Кармазина Д. выявлена кровь, видовая принадлежность (даже не группа, а ВИДОВАЯ принадлежность!) которой не установлена. Однако в нарушении ст. 63 Конституции суд данное заключение положил в основу обвинения. Хотя, исходя из показаний, данных на судебном и досудебном следствии Кармазиным Д., следствие располагало данными о том, что кровь на кроссовке оказалась в результате того, что Кармазин Д. сильно стер ногу. Суд принял обвинительную сторону и не указал в нарушении ст. 334, 323, 369 УКП Украины, почему он принял одни показания и отверг другие.

Ни одна из проведенных экспертиз по данному преступлению не указывает на причастность к нему моего сына. Все обвинения суда построены исключительно на первичных показаниях Евсюкова А., который оговорил Кармазина Д. вследствие применения по отношению к нему пыток со стороны представителей правоохранительных органов.

Также в нарушении ст. 368 УПК Украины досудебное следствие проведено не в полном объеме. Из материалов дела ясно, что избиение потерпевшего и наступление момента смерти произошло в коридоре его домостроения, а далее труп был перемещен в погреб. Евсюков А. показывает в суде, что он волоком тащил по земле труп к подвалу, находившемуся на соседнем участке. Было это 12.10.2011 г. примерно в 18-20. На следующий день, примерно в 6 утра, Евсюков А. пришел во двор Крысенко Л., выбросил котенка, спустился в погреб и накрыл труп Крысенко Л. Суд не принял эти показания во внимания, не попытался их проверить, чем нарушил ст. 370 УПК Украины, ст. 323, ст. 63 Конституции Украины.

Показания Евсюкова А., данные на досудебном следствии, которые подтверждают характер и локализацию ударов, легко объяснить, принимая во внимание заявление Евсюкова А. о незаконном ведении следствия. На момент, когда из Евсюкова А. выбили признание, следственные органы уже знали характер и локализацию ударов, побоев, и указали, как правильно написать признание. И, наоборот, запомнить в состоянии алкогольного опьянения способ и характер нанесения тридцати ударов – куда, чем и как – Евсюкову, как и любому другому человеку, вряд ли бы удалось.

Данное обстоятельство не было поставлено под сомнение судом. Считаю, что и здесь суд в нарушении ст. 22 УПК Украины принял сторону обвинения и не выполнил требования ст. 334 УПК Украины.

Суд выделил моему сыну 15 минут для подготовки к прениям.

О неполноте досудебного и судебного следствия говорит и заключение судмедэкспертизы № 680 от 18.11.2011 г: «рана образовалась от действия тупого предмета, имеющего форму ребра, возможно слегка закругленного». Данный предмет как вещественное доказательство не был обнаружен при осмотре места преступления. Не был он и предъявлен как вещественное доказательство. Как не была исследована возможность нанесения удара данным предметом инкриминируемым способом, т.е. взяв его рукой.

В то же время происхождения отпечатков пальцев и потожировых выделений Кармазина Д. на пластиковой бутылке и стакане легко объяснить, так как мой сын действительно неоднократно употреблял спиртные напитки с убитым Крысенко Л., в том числе и утром в день, когда произошло убийство – 12.10.2011 г. Однако суд, не обосновывая происхождение данных отпечатков пальцев и потожировых выделений на посуде, положил данный факт в основу обвинения.

Прошу Вас разобраться в данном деле и привлечь к ответственности тех, кто покрывает настоящих преступников, которые фабрикуют и фальсифицируют дела в г. Константиновка Донецкой обл. Прошу провести проверку на должном уровне, так как прокуратура будет все спускать с рук.

Мой сын не совершал данного преступления, так как каждый его шаг в день 11 октября 2011 г. полностью подтверждается свидетельскими показаниями. И эти показания неопровержимо доказывают его непричастность у инкриминируемому ему убийству. Но суд принял во внимание только те показания, которые хоть как-то могут быть истолкованы в пользу обвинения, и только тех свидетелей, которые защищают интересы потерпевшей стороны – показания смертельно пьяного Доценко М., полученные под пытками показания обвиняемого Евсюкова А., им же полностью опровергнутые на судебном заседании. Евсюков А. полностью сознался в совершенном преступлении.

Считаю, что дело против моего сына сфальсифицировано и сфабриковано. Прощу виновных наказать, моего сына оправдать.


2499 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 70 голосів)
comment Коментарі (0 додано)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua