”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (0 додано)

Едущие танки санкции не остановят – экс-советник Путина

image

Владимир Путин продолжает угрожать Украине. Возможна ли военная операция по захвату Россией левобережной и южной Украины, столкнутся ли напрямую украинские и российские военные и смогут ли страны НАТО задействовать реальную помощь Украине — читайте в интервью OBOZREVATEL с российским экономистом Андреем Илларионовым.

— Если российские войска могут оккупировать южно-украинские города, то возможна ли операция в целом по захвату левобережной и южной Украины?

— Такая операция не выглядит реалистичной. На этих территориях проживает порядка 20-22 млн чел. Для захвата и удержания такой территории группировки в 80 тыс. чел. совершенно точно недостаточно. Нужно порядка миллиона военных, а такого их числа просто нет. В отличие от наличия войск для проведения т.н. «хирургической» операции на узком участке фронта.

Зачем нужны танки в Крыму? Только для того, чтобы идти по ровной как стол южно-украинской степи. Для чего нужны плавающие БТР? Только для того, чтобы пройти по Сивашу. Зачем нужны десантные суда в Азовском море? Только для того, чтобы переправить войска в Геническ и на косу Арабатская стрелка. А дальше они уже могут идти своим ходом через Сиваш. Для чего Черноморский флот отрабатывает десантные операции на необорудованный берег? Для того, чтобы быть способным высадить десанты восточнее и западнее Скадовска. Для чего тренируются десантники? Чтобы уметь высадиться в Таврийске, захватить плотину и станцию Каховской ГЭС.

В такой ситуации самым уязвимым местом оказывается не Мариуполь, неплохо укрепленный крупный индустриальный центр с полумиллионным населением, с немалым числом капитальных каменных зданий. Устраивать второе Алеппо в центре Европы — это последняя вещь, какая нужна Путину. А вот молниеносная «хирургическая» операция в почти «безлюдном» районе, где нет серьезных препятствий, прочных укреплений и большого количества украинских войск, по захвату Таврийска и Новой Каховки, по установлению контроля за Северо-Крымским каналом, выглядит намного более привлекательной.

К тому же такой плацдарм в Северной Таврии (южная часть Херсонской области и юго-западная часть Запорожской) относительно легко удерживать. Оборону его южной части – херсонского берега Черного моря – может обеспечить российский Черноморский флот, обладающий очевидным преимуществом над украинским. Северо-западную и северную часть плацдарма защищает широкий Днепр в его нижнем течении. Юго-восточная часть плацдарма почти полностью блокируется косами Арабатская стрелка и Бирючий остров, а также российскими кораблями в Азовском море. Единственной сухопутной границей плацдарма оказывается полоса восточнее рокадного шоссе Геническ – Каховка длиной порядка150 км, которая и требует усиленной обороны. Для группировки в 80 тыс. чел. — это решаемая задача.

Еще более коротким и удобным может быть еще более восточный рубеж такого плацдарма – от истока Молочного залива у Мордвиновки, южнее Мелитополя, до Васильевки на южном берегу Каховского водохранилища, южнее Запорожья, общей длиной всего лишь около80 км.

— Судя по действиям украинской власти, а это и введение военного положения, и учения военных, она, как и армия, скорее всего, будет готова отбить такое наступление. Тогда возможно прямое столкновение между украинскими военными и российскими?

— В таком случае это будет прямое столкновение.

— Страны НАТО могут задействовать какую-то реальную помощь, а не только слова обеспокоенности?

— Эксперты говорят об этом. Но есть дистанция между пусть даже высокопоставленными экспертами и решениями действующей администрации. Что они будут делать – сейчас сказать невозможно. Это качественно новая ситуация. Имеющийся опыт общения с Западом показывает, что наши представления о нем отличаются от того, что происходит в реальности. Это не значит, что они не будут действовать, но они могут действовать не совсем так, как мы ожидаем.

— То есть страны НАТО, как и Запад в целом, не готов отдавать свои жизни за жизни украинцев?

— В целом – да.

— Готов ли Путин воевать с НАТО?

— Думаю, что нет.

— Но он постоянно угрожает западному военному Альянсу.

— Мы возвращаемся к вашему вопросу о применяемой Путиным тактике. Он надеется, что западные лидеры не выдержат ее психологически. Для Запада и НАТО ценность человеческой жизни высока, в отличие от Путина. Поэтому сейчас вопрос заключается не столько в том, кто каким вооружением располагает, в том числе ядерными боеголовками, а в готовности лидеров применять оружие. В истории мы видели примеры того, когда противник, обладавший меньшими ресурсами, но большей наглостью (решительностью), одерживал победу.

— Если Путин все-таки решится захватить водохранилища в южной части Украины, то какой промежуток времени самый опасный?

— Согласно одной точки зрения – с момента избрания нового президента до его инаугурации. То есть тогда, когда новый президент уже появился, но еще не вступил в свои права. А действующий президент еще имеет свои юридические полномочия, но политическая и психологическая поддержка общества уже ушла к другому.

Общественная поддержка нынешнего президента Порошенко оказывается весьма ограниченной, что показала процедура введения военного положения. Да, решение было принято, но очевидно, насколько слабой оказалась позиция Порошенко. Поэтому нельзя исключить, что время до избрания нового президента для атаки является даже более удобным, чем после выборов. После выборов в стране все-таки будет лидер, обладающий поддержкой примерно десяти миллионов украинцев.

Если считать, что наиболее опасной является ситуация до выборов, то наиболее удобной для агрессии оказался бы период западного Рождества. Руководство стран НАТО в это время находиься в наименьшей степени готовности к возможному ответу.

С этой точки зрения становится понятнее, почему 25 ноября в Кремле случилась такая истерика по поводу украинских моряков. Их так хотелось спровоцировать на открытие огня, что можно было бы затем использовать в качестве казуса белли для начала военной операции

Сергей Лавров ведь уже несколько раз заявлял об «украинских террористах», якобы мечтающих взорвать Керченский мост. Да и Путин, выступая в Буэнос-Айресе на пресс-конференции, тоже ведь сказал, что будто бы украинские моряки шли для того, чтобы взорвать Керченский мост. То есть даже после того, как ФСБ сосчитала все патроны на борту всех катеров, Путин не постеснялся заявить, что украинцы шли взрывать мост. Почему это важно? Потому что это показывает, как Путин пытался внушить своим слушателям – журналистам ли из его пресс-отряда или же лидерам двадцатки, как он хотел бы представить Керченский бой миру.

Если бы украинцы ответили на атаку ФСБ огнем, то это можно было бы представить в качестве диверсионной операции по подрыву Керченского моста. Поэтому, с точки зрения Кремля, это оправдало бы его военную операцию по обеспечению безопасности Крыма. Иными словами, замысел у Путина есть. И подготовка к операции уже проведена. Нужен был только удобный повод. Но украинские моряки этого повода не дали.

— Кстати о Керченском мосте. Специалисты утверждают, что мост на самом деле экономически для России не пригоден.

— Керченский мост достоин только одного – разбора и ликвидации. Это «удавка» в самом прямом смысле этого слова. Его заниженная арка не пропускает 44% судов, которые раньше проходили в Мариуполь и Бердянск. По ширине он гораздо уже, чем другие мосты. Его автомобильное полотно размещено буквально над уровнем воды, что блокирует проход через пролив любых судов, в том числе и маломерных.

Через 16-ти километровый Керченский пролив остался только один проход – Керчь-Еникальский канал, полностью контролируемый ФСБ. Получилась такая ФСБшная удавка, удушающая экономику восточной Украины, прежде всего Мариуполя и Бердянска. Из-за моста грузооборот Мариупольского порта упал на 14% в 2017 году, еще на 45% в 2018 году.

— Путинскую агрессию может остановить отключение банковской системы SWIFT и эмбарго на продажу нефти и газа? Спецпредставитель по Украине Курт Волкер как раз говорил недавно, что отключение SWIFT возможно.

— Первое, в принципе это возможно; но если о чем-то постоянно говорят, то вероятность осуществления такой меры снижается. Про отключение SWIFT говорят слишком много и долго. Как известно, лающая собака не кусает.

Второе, отключение SWIFT не сможет полностью заблокировать банковскую систему РФ, потому что SWIFT – это лишь одна из систем коммуникации. Да, она современная и удобная. Но платежки можно проводить и по электронной почте, и по телеграфу, и по телефону. До1973 г. SWIFTа не было, но банки же работали. Есть разные системы связи. Да, SWIFT – наиболее развитая и безопасная из них, но могут быть и другие. Ее отключение создаст дополнительные трудности, но не остановит работу банковской системы.

И, наконец, третье соображение. Когда танки уже идут по степи, а самолеты с десантом подлетают к месту его выброски, то никакие санкции их не остановят. Танки останавливают только другие танки. Или иные танкоостанавливающие средства.

До тех пор, пока решение о вторжении не принято, можно предполагать, какие решения могут остановить возможную агрессию. Но если приказ уже отдан, то никакие санкции сами по себе ее не остановят. Для этого нужны другие инструменты.


145 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 14 голосів)
comment Коментарі (0 додано)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua