”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (0 додано)

Как медэкспертиза опровергла отравления

Алла ДУБОВАЯ, Снежное on Січень 26,2014

image

Интересные дела творятся в Советском райсуде г. Макеевки. «31 августа 2012 года Ольга Ефремова участвовала в проведении уборки помещений во время лакокрасочных работ в одном из цехов предприятия и отравилась парами краски. В клинической рудничной больнице г. Макеевки, куда доставили Ефремову, у пострадавшей диагностировали ингаляционное отравление парами краски средней тяжести и ожог ротоглотки. После выписки Ефремова потребовала расследования несчастного случая на производстве и выплаты ей соответствующей компенсации за ущерб здоровью. В соответствие с ее заявлением 13 сентября 2012 г. была создана комиссия по расследованию несчастного случая, как того требует закон. Казалось бы, поступай по закону, и никаких проблем не предвидится. Но не тут-то было. В результате расследования горе-эксперты пришли к выводу, что ухудшение здоровья пострадавшей не связано с производством, и наступило «вследствие неустановленных причин», а медицинский диагноз неточен, так как не подкреплен никакими исследованиями. Что не удивительно, ведь комиссию возглавил сам И.Ф. Павловский – инженер по технике безопасности, т.е. лицо, жизненно заинтересованное в том, чтобы не признавать этот случай производственным, поскольку он и несет за него ответственность». Об этом  писал «Контраст» погода назад. Прошло полгода, что изменилось?

По требованию  предприятия, суд назначил экспертизу. В это время, в связи с последствиями отравления, Ольга Ефремова тяжело болела и находилась в больнице, о чем имеются  официальные документы. И, тем не менее, горе-эксперты в своем заключении обвиняют Ольгу Ивановну в неявке  «на экспертизу»

Как писалось ранее, «не менее странные кульбиты происходят и с заявлением Ольги Ефремовой по поводу совершенных действий должностными лицами машзавода, которые носят признаки преступлений. После неоднократных заявлений Прокуратура Советского района г. Макеевки Донецкой области сообщает письмом от 12.06.2013 г. № 1996 о «возбуждении «кримінального провадження» № 421350970000030 в реестре досудебных расследований, а Прокуратура Донецкой области направляет заявление Ефремовой для рассмотрение в Департамент охраны здоровья Донецкой облгосадминистрации письмом от 23.07.2013 г. Практически в то же время прокурор Макеевки Поляков в письме № 70-111-10 от 22.07.13 г. на имя прокурора Советского района Макеевки Евтухова и заявительницы Ольги Ефремовой, объясняет, что данное дело должно расследоваться районной прокуратурой «в соответствии с приказом Генпрокурора Украины от 11.07.2012 года «о разграничении полномочий прокуратур городов и районов в городах с районным разделением». Тем временем прокуратура района спускает расследование дела на местный райотдел. И вот целыми днями Ольга Ивановна прозябает в коридорах правоохранительных органов, пытаясь выяснить судьбу своего дела. После недельных мытарств оказывается, что следователь, на которого расписали дело, находится в отпуске. Но её заверяют, что готовы назначить … временного следователя пока «постоянный» не явится с отдыха. Более курьезной ситуации не придумаешь. Явно идет затягивание расследования».

И вот в средине декабря, после длинного перерыва «на экспертизу», заседание суда по иску Ольги ефремовой состоялось. Заседание длилось всего 10 минут. На нем судья Курова О.И. зачитала результаты судмедэкспертизы по материалам дела, а именно были предоставлены амбулаторные карты больной. В документе указано, что диагноз, установленный Ефремовой после происшествия – «ингаляционное отравление парами краски средней степени. Ожог слизистой ротоглотки. Фонастения. Острый токсический ларингит» – нельзя учитывать при проведении экспертизы, поскольку он не подтверждается объективными данными. Краски, растворители в газообразном состоянии, а также выхлопные газы не обладают прожигающим действием и поэтому не могли вызвать ожоги слизистых оболочек дыхательных путей. Описанная в документах клиническая картина проявляется при обострении хронического субтрофического фарингита, который был у больной еще до событий 31.08.2012 и мог быть спровоцирован раздражающим действием красок и растворителей на верхние дыхательные пути. Интересно, как это узнали «эксперты», не установив всех обстоятельств происшествия, не обследовав в клинике больную, не исследовав применяемые во время той злополучной покраски химический состав красок на токсичность, их взаимодействия с испарениями мазута и выхлопными газами.

После прочтения результатов экспертизы судья предложила защитникам заявить ходатайства, если они у них есть. Адвокат Ефремовой пообещал подготовить ходатайство с возражениями по поводу объективности проведенной экспертизы. Следующее заседание назначено на 27 января на 13 часов. Далее я приведу немного сокращенный текст ходатайства, чтобы читателям было более ясно о том, что «нахимичила» «медицинская экспертиза».

Ходатайство о приобщении возражений на заключение судебно-медицинской экспертной комиссии № 630 от 9 декабря 2013 г.

  1. В соответствии со ст. 147 ч.6 ГПК Украины заключение эксперта не является обязательным для суда и оценивается судом по правилам, установленным ст. 212 ГПК Украины, на доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании. А в нем были исследованы оригиналы 2-х медицинских документов: выписка истории болезни № 15561 и лист по нетрудоспособности № 14135 с 31 августа по 13 сентября 2012 г. Из документов видно, что Ефремовой О.И. установлен следующий диагноз: «Ингаляционное отравление парами краски средней тяжести. Ожог слизистой ротоглотки». Но эксперты в выводах своего заключения от 9 декабря 2013 г. указывают, что «этот диагноз при проведении экспертизы не может быть учтен, поскольку он не подтвержден объективными данными», что не соответствует материалам дела и добытым доказательствам в судебном заседании. Рассмотрим конкретно.

1.1            При поступлении Ефремовой в больницу ей были проведены лабораторные исследования, что является обязательным при отравлении. Это анализы мочи, крови, рентген, УЗИ согласно «Временных отраслевых унифицированных протоколов, стандартов медтехнологий диагностического лечебного процесса стационарной помощи взрослому населению в лечебно-профилактических учреждениях Украины», утвержденных Приказом МОЗ Украины № 226 от 27.07.1998 г., имеющиеся в материалах дела по нашему ходатайству. Также в больнице вели лечебную документацию, согласно должностной инструкции. Врачи подтвердили в суде эти обстоятельства, были допрошены в качестве свидетелей специалисты Иващенко В.С. и Соколовская В.В., и именно ими было установлено у Ефремовой острое отравление. Доктора также приобщили лечебную документацию к истории болезни Ефремовой, но куда она впоследствии подевалась – им неизвестно, а это свидетельствует о сговоре отдельных работников КМУ «КРБ» с ответчиком ММЗ,  поэтому КРБ является ответчиком по делу. Этим показаниям свидетелей суд должен дать соответствующую оценку при вынесении решения.

1.2            Допрошенные в качестве свидетелей Мельник Н.А. и Сагирова Л.В., которые проходили лечение в палате, где лежала Ефремова, сообщили суду, что потерпевшая находилась в тяжелом состоянии, не разговаривала в связи с ожогом ротоглотки, вызванным отравлением.

1.3            Из исследовательской части заключения видно, что Ефремова самостоятельно обратилась в приемное отделение КМУ КРБ, что не соответствует действительности, т.к. в суде установлено, что ее доставила с места работы в больницу мастер Торская с мужем на своем автомобиле, и Торская рассказывала об обстоятельствах дела врачам.

  1. Свои выводы в заключении комиссия обосновывает консультациями врача ЛОРа 01.09.2012 г. и осмотром ЛОР-врачем ДОКТМО 02.09.2012 г., когда лечение Ефремовой в стационаре было уже закончено, с 13.09 она выписана на амбулаторное лечение. Но это мнение врачей-консультантов субъективное, и оно противоречит медицинским документам и лабораторным анализам, а также проведенному ей лечению в стационаре КРБ от отравления. История болезни и больничный лист, удостоверенные надлежащим образом, являются документами строгой отчетности, а больничный лист дает право на оплату дней болезни, в которых указан, как первичный диагноз, так и заключительный. Эти документы комиссия экспертов не учитывает при даче заключения, а также показания свидетелей, действия ответчиков, с которыми эксперты были обязаны ознакомиться до дачи показаний, свидетельствующих о сокрытии несчастного случая, при изучении дела вызывают сомнения в достоверности и объективности такого заключения.
  2. Экспертиза не дала ответа на первый вопрос суда, поставленный в определении от 16.09 2013 г.: «Что стало причиной ухудшения состояния здоровья Ефремовой О.И. во время ее работы 31.08.2012 г.?». А этот вопрос имеет существенное, даже главное значение для рассмотрения дела, т.к. при  отравлениях обязательно установление связи расстройства здоровья с действием ядовитых или сильнодействующих веществ. Нами ставился этот вопрос в суде перед назначением экспертизы 16.09.2013 г., что видно из определения суда, где сказано: «Представитель истца… просил  поставить вопрос: есть ли причинная связь между отравлением Ефремовой О.И. с ее последствиями?». Но суд этот вопрос проигнорировал и не поставил его на разрешение экспертов.
  3. Нарушения, которые допустили ответчики, изложены нами в исковом заявлении и выяснялись судом в судебном заседании. Все они противоречат нормативным актам, как по медицине, так и Порядку проведения расследования и ведения учета несчастных случаев, профзаболеваний и аварий на производстве, утв. КМУ от 30.11.2011 г. № 1232, которые также должны быть изучены экспертами при даче заключения, что свидетельствует о сокрытии несчастного случая.
  4. В выводах экспертизы указано: «Какие-либо растворы краски в газовом состоянии или выхлопные газы дизельного двигателя не обладают обжигающим действием, поэтому вдыхание этих веществ не может вызвать ожог слизистых оболочек верхних дыхательных путей». Но мы в судебном заседании это и не утверждали, отравление могло произойти и по другим причинам с признаками, выявленными у истицы, к примеру, парами кислот, которые применяются на производстве и попадают в дыхательные пути из воздуха, а также окисью углерода и другими химическими веществами, применяемыми на заводе. Следовательно, обязанность установить причину отравления истицы, нарушение правил безопасности труда, лежала на ММЗ, но ими избран путь сокрытия несчастного случая.

Подписано В.И. Забелин, О.И. Ефремова»


1238 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 4 голосів)
comment Коментарі (0 додано)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua