”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (3 додано)

Я не убийца!

image

Я, Алексеенко Дмитрий Михайлович, 18.11.1976 г.р., познакомился с Татьяной Сниткиной осенью 1997 года. Сначала мы были просто друзьями – на тот момент я встречался с другой девушкой,  Еленой Масколенко, и она же, Елена, в 1998 г. стала моей женой. За два года брака выяснилось, что наши отношения так и не сложились, и мы с Еленой приняли решение расстаться и оформить развод. Летом того же года (2000-го) я стал встречаться с Татьяной. После официального развода с Еленой я и Татьяна обсудили решение, которое, так сказать, позволяло нам перейти от простых встреч к более серьезным отношениям – речь шла о новом браке и о ребенке. Но для этого создания новой жизни требовались деньги. Нормальной работы в городе Курахово не было, да и в Донецке на тот момент было трудно с работой. Мне предложили поездку в Россию на заработки с хорошей оплатой, и я согласился. Последний раз в Россию я съездил весной 2001 г., а в конце лета, т.е. 6 августа 2001 г. произошли трагические события, о которых я пишу.

   Из России я вернулся в конце июля 2001г., купил цветы, подарок для Татьяны и пришел к ней. После моего приезда мы виделись с ней почти каждый день. В начале августа Татьяна вместе со своими родителями поехала отдохнуть на несколько дней на море, вернулась 5-го августа.

     Утром этого дня, 5 августа 2001 г., я пошел к своему другу Андрею Антонову для того, чтобы узнать, купил ли он билеты в Россию (9 августа мы опять собирались ехать туда). Когда я встретил Андрея, он отдал мне паспорт и билет. В этот же день около 12 часов я встретил своего друга Эдика, которого не видел около полугода. Эдик предложил пойти к нему и немножко «отметить» встречу. Когда мы пришли к нему, то у него дома был еще один наш общий знакомый. Втроем мы выпили поллитровую бутылку водки и по бокалу пива. Мы сидели общались и играли в карты. Около 17 часов я сказал Эдику, что сегодня приезжает с моря моя девушка, и так как она уже приехала, я должен идти к ней. Эдик предложил сходить вместе и пригласить ее к нам в компанию.

Около 18 часов мы уже были у Татьяны. Вместе с ней мы пошли обратно к Эдику. По дороге Татьяна попросила меня купить ей вина, что я и сделал. После того, как мы пришли к Эдику, минут через двадцать к нему пришли его знакомые Валик и девушка (не помню уже как ее зовут). После чего девчонки выпили вино, а мы еще пиво. Около 23 часов кто-то из моих друзей предложил продолжить вечер в ночном ресторане. Все идею поддержали, и мы отправились в ресторан. По дороге Татьяна поинтересовалась у меня, буду ли я еще пить. Я ответил, что поступлю, как и все. Татьяна сказала, что мне уже хватит и чтоб я больше не пил. Я ей ответил, что я не буду просто сидеть и смотреть. Татьяне не понравился мой ответ, и она решила пойти домой, мол, «тогда продолжайте без меня». Попрощалась со всеми и пошла домой. Я пошел ее провожать. По пути домой я всячески пытался успокоить Татьяну и загладить размолвку. И это удалось –  мы помирились.

По пути домой, а наш путь пролегал через школьный стадион, мы остановились. Здесь у нас произошла интимная связь. После чего мы еще немного посидели. Когда мы сидели и разговаривали, я попросил у Татьяны кольцо. Когда она спросила: «Для чего?», я ответил, что хочу примерять его на свои пальцы и что готовлю для нее сюрприз. Я действительно имел намерение купить ей обручальное кольцо и мне нужно было знать размер. Кольцо подошло мне на мизинец. Я его одел и сказал, что отдам, когда придем. Мы пошли домой к Татьяне.

Когда мы пришли, Татьяна зашла на несколько минут и снова вышла. Она начала разговор по поводу спиртного, настаивала, чтоб я больше не пил. На что я ответил, что она пока мне не жена и нечего мне указывать. Мои слова она восприняла очень плохо. После чего мы друг другу наговорили всякой ерунды, которая привела к новой ссоре. В процессе этой ссоры и я, и Татьяна о кольце просто забыли. Не знаю почему, но Татьяна в этот момент приняла решение отправиться к родителям домой, которые проживали в микрорайоне Южный. Как обычно, я пытался помириться. Говорил, что неправильно выразился и т.д. Но Татьяна ничего не хотела слушать и продолжала идти. Я попытался ее остановить, взял за руку, на что она развернулась и дважды дала мне пощечину. Чтобы прекратить все эти ненужные «рукоразмахивания», мне удалось обхватить Татьяну сзади так, чтобы ее руки были прижаты к телу. После чего я ей сказал: «Да хватит уже! Нормально что ли нельзя обговорить?» В момент, когда я это сказал, Татьяна перестала сопротивляться. Я отпустил ее, разжав руки. Но она почему-то съехала по мне на землю и …упала.

Что со мной случилось в тот момент, я до сих пор понять не могу. Я испытал шок, испугался и просто побежал домой. А Таня осталась на пустыре. Зайдя домой, я взял спички и вышел во двор дома. Немного посидел, покурил, думал, что если Татьяна будет идти, то может удастся с ней поговорить. Вернуться на то место я почему-то побоялся. Через некоторое время я зашел домой и лег спать. Утром меня разбудила моя мама и спросила, где паспорта и билеты. Я ей ответил, что у Эдика. После чего мы вместе отправились к Эдику за документами. По пути мама тоже начала меня ругать и очень сильно огорчилась, узнав, что мы поругались с Татьяной. У Эдика мама забрала свой паспорт и билет и, не сказав мне ни слова, ушла. Я же остался у Эдика и, выпив немного пива, психанул на всех и все и пошел домой за вещами, чтобы пожить у Эдика до отъезда в Россию. После того, как я пришел к Эдику с вещами, Эдик предложил пойти к его жене.  

Как оказалось, он тоже поругался со своей женой и попросил меня пойти с ним для его примирения. И мы пошли. После того, как они помирились, я ушел, и они остались одни. Был день, и я пошел на речку, чтоб искупаться. После речки я зашел на базар к своим знакомым. Денег у меня не было и на базаре я решил временно заложить оставшееся у меня Татьянино кольцо с правом выкупа, что и сделал. После чего, побыв еще какое-то время там, решил все же пойти к Татьяне и попробовать объясниться. Когда я пришел к Тане домой, ко мне вышел ее отец. Он сказал, что Таня не вернулась домой со вчерашнего вечера, и никто не знает, где она. Мы немного постояли и поговорили о том, где она может быть. Соседи, которые были неподалеку и слышали наш разговор, сказали, что якобы неподалеку нашли труп молодой девушки. Тогда Танин отец решил ехать в милицию, я поехал с ним. В милиции мы рассказали дежурному, по какой причине мы пришли. Он вызвал оперуполномоченного Никуленко, который сразу спросил меня, кем я прихожусь Татьяне?». Я ответил, что мы с ней уже долгое время встречаемся. После моего ответа Никуленко сразу приказал посадить меня в камеру без каких-либо объяснений. Продержав меня в камере несколько часов, меня вывели на допрос. Допрос начался приблизительно в 23.30. То, что происходило в кабинете, мало было похоже на допрос.

     Сначала я рассказал, как все было. Мне начали угрожать и запугивать, требовали, чтобы я рассказывал про убийство, а не то, что я рассказываю. Когда они ничего от меня не услышали, ко мне стали применять силовые методы. Несколько раз ударили в грудь, застегнули руки за спину и начали поднимать руки вверх. Одевали противогаз и задували в него дым от сигарет. Приблизительно около 5 часов утра меня отвели назад в камеру, а где-то минут через 30-40 снова вывели. Зайдя в кабинет, я увидел тех самых оперуполномоченных: Ену, Никуленко и Дарагана, которые, так сказать, «допрашивали» меня ночью. Никуленко с Дараганом сразу застегнули мне наручниками руки за спину и, подняв их вверх,  подвели к столу. Никуленко сказал, что на столе лежат показания, которые я должен подписать, и что, если я их не подпишу, то то, что было ночью, покажется для меня «цветочками». После всего уже испытанного я не стал испытывать судьбу и подписал. После того, как я подписал, с меня сразу сняли одежду на экспертизу, взяли у меня на экспертизу части ногтей и волос с головы и отвели назад в камеру. Этим же утром (времени не знаю) меня вывели к следователю Хитматулину.

Зайдя в кабинет, я увидел, что он был там с Татьяниным отцом. Когда Татьянин отец вышел, то Хитматулин сказал, что сейчас меня поведут на место преступления и будут там показывать, что и как. Я ему сказал: «Что показывать, если толком ничего не знаю». Тогда он дал мне прочитать якобы мои показания и сказал, что если что-нибудь я забуду, то Никуленко и Дараган напомнят и подскажут. Когда я прочитал, Хитматулин вызвал оперуполномоченных и мы отправились, так сказать, на воспроизведение. После того, как меня поводили, как собачку, по всем нужным им местам, меня повезли в Донецк на цитологическую экспертизу. 9 августа утром меня повезли в Марьинскую межрайонную прокуратуру. Там мне предоставили адвоката и попросили еще раз  рассказать, как все происходило. На что я им ответил, т.е. спросил: «Куда меня сейчас повезут?» Следователь сказал, что сначала к судье, а потом в тюрьму. После чего я ему ответил, что давай быстрей отправляй меня на тюрьму, я отлежусь, приведу себя в порядок и тогда обо всем поговорим. Следователь согласился, и так я попал в СИЗО №5. В тот же вечер, 9 августа 2001г., находясь в СИЗО №5, я подал заявление на имя начальника СИЗО с просьбой о проведении всех следственных действий только на территории СИЗО №5 в связи с тем, что со стороны следственных органов ко мне применяется физическое, психологическое и моральное давление. Поданное мной заявление было удовлетворено начальником. Через несколько дней меня повезли на психологическую экспертизу. Когда психолог начал задавать вопросы по уголовному делу, то я сразу отказался с ним разговаривать. И сказал ему, что, если пойдет речь об уголовном деле, то только в присутствии адвоката.  Психолог прекратил со мной разговор, и меня снова отправили в СИЗО. Даже находясь в СИЗО №5, я подвергался психологическому, моральному давлению со стороны следственных органов. Обо всех нарушениях я неоднократно ставил в известность вышестоящие инстанции. По окончанию следствия, которое проводилось односторонне и предвзято, мне было выдвинуто обвинение по ст. 94 УК Украины (редакция 1960г.).

     Во время судебных заседаний судом было выявлено ряд грубейших нарушений и недоработок со стороны следственных органов. О чем свидетельствует постановление судьи Марьинского суда Ступина. Также в судебном заседании в качестве свидетеля выступала гражданка Гордюшова, которая описала человека, предлагавшего на рынке золотую цепочку, по описанию очень похожую на ту, которая пропала с тела Татьяны. Человек, который по описанию Гордюшовой предлагал купить у него золотую цепочку, никаким образом не похож на меня. Впоследствии, как я ни пытался вызвать данного свидетеля для дачи повторных показаний, у меня не получалось. Суд заявил, что данный свидетель не проживает по месту прописки. Хотя она до сих пор живет по своему адресу.

Также, из достоверных мне источников стало известно, что вызванный на место преступления кинолог обнаружил два следа, ведущих от места преступления. Один след привел к дому № 15 в микрорайоне Южный, а именно – к квартире № 35-36. Также к этим квартирам ведет след крови, принадлежащей Татьяне Сниткиной. Второй след, который следственные органы скрыли, вел от места преступления до трассы в другом направлении. Следственными органами не установлено, каким образом следы крови оказались возле дома №15 м-на Южный и кому принадлежат следы.

Для экспертизы с места преступления взяли разные образцы, а именно: окурки, шнурки, женская заколка, следы от обуви. На всем этом выявлены частицы человека, который до сих пор неизвестен. Все заключения эксперта свидетельствуют, что преступление совершено не мной. Как я уже писал, следственная группа проводила 6 августа 2001 г. сбор вещественных доказательств, улик с места преступления. С канализационного люка следственными органами были изъяты окурки от сигарет (на тот момент больше ничего не было обнаружено), а через несколько дней в том же люке была найдена сумочка, принадлежащая Татьяне. Кто ее туда подбросил, если я уже несколько дней находился под арестом?

В ходе досудебного и судебного следствия так и не было установлено, для чего и чем были вырезаны на теле Татьяны знаки в виде ромбов, волнистых линий и перевернутых крестов. Следствие и суд вообще не подходили к этим вопросам, всячески старались от них уходить. Как установило следствие, Татьяна была вся в крови и сильно избита в области головы. На мне не было обнаружено ни одной капли крови ни моей, ни Татьяниной. К тому же, если следствие утверждает, что я нанес около девяти ударов кулаками в области головы, то тогда на теле Татьяны должны были остаться следы от кольца, так как оно было на моем пальце и имеет форму выпуклой бабочки. А этого нет.

Следствие и суд утверждают, что якобы я задушил Татьяну шнурками от своих черных летних туфлей, а в доказательство приводят шнурки, найденные на месте преступления, а это шнурки один зеленый, другой белый и третий черный, и все они разных размеров. На месте, где было обнаружено тело Татьяны, следов борьбы не обнаружено, следов волочения тоже. Так, где же произошло убийство, и кто перенес тело?

То, что преступление совершено несколькими людьми, подтверждает экспертиза. Эксперт также утверждает, что следов изнасилования не обнаружено. Но впоследствии в экспертизе появляются слова, которые указывают о том, что у Татьяны были «женские дни». После оглашения экспертизы,  следователь сразу принимает решение об уничтожении всех собранных и отправленных на экспертизу материалов. А все вещественные доказательства, которые хранятся в межрайонной прокуратуре, таинственным образом исчезают.

Далее появляется какая-то видеозапись, на которой якобы я все рассказываю и показываю. По моей просьбе предоставить для просмотра эту видеозапись, мне отказано. Причина не оглашается. На все мои заявления о предоставлении доказательств, вызове свидетелей и тому подобное суд постоянно отказывает, не обосновывая своих отказов. После вынесения приговора, нами были поданы апелляционные жалобы. Апелляционный суд частично удовлетворил апелляции и направил уголовное дело на доработку следственным органам, указав в постановлении, что нужно сделать. Следственные органы, не производя никаких действий по устранению нарушений, закрывают дело, но с переквалификацией статей на более жесткие, и добавляют статью об изнасиловании, не обосновывая  данную статью. В личной беседе со следователем Котец, на мой вопрос: «Почему изменены статьи и вменено изнасилование?», он ответил, что поступило указание сверху, но от кого именно, не сказал. Когда дело закрыли и передали в Апелляционный суд, то это был не суд, а цирк. Ни один мой довод, который я основывал на материалах дела, суд не принимал во внимание. Ни одно мое заявление суд не удовлетворил. В итоге дело рассматривалось по первичному расследованию 2001-2002 г.г. Новое следствие не провело никаких дополнительных действий. После приговора я подал кассационную жалобу и начал ознакамливаться с протоколами судебных заседаний. Как я установил, протоколы заседаний были изменены. Ряд вопросов и заявлений, поданные мной, не внесены. О всех нарушениях я указывал в дополнениях. Когда я подал заявление о предоставлении аудиозаписей судебных заседаний, то мне ответили, что это невозможно потому, что аудиозапись по неизвестным причинам размагнитилась. Одним словом, суд писал все, что хотел. При вынесении «Ухвали» ВСУ вписал в уголовное дело еще одно лицо, соучастника. Кто этот человек, ни мне, ни следственным органам неизвестно. Но по выводам суда он существует, а какое несет наказание – неизвестно.

     Все вышеизложенное мной и многое другое указывает на халатность как следственных органов, так и судов, а может и куда хуже. Куда бы я не обращался, все только и делают, что, так сказать, переводят стрелки, а толком никто ничего не делает. Как показывает практика, правила судебной и следственной системы, а значит и для всего общества, определены. К сожалению, судебная и следственная система стала наибольшим позором Украины. Система, которая защищает только свои личные интересы, а не права граждан. Закон, от которого зависит жизнь и честь человека, развернулся в другом направлении и стал воплощением тотального нарушения принципиальных положений Конституции Украины, УПК Украины и УК Украины.   


2573 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 3.50Rating: 3.50Rating: 3.50Rating: 3.50 (всього 8 голосів)
comment Коментарі (3 додано)
  • image Герой симпатии не вызывает однозначно. Проблема в другом - на свободе гуляет убийца, который завтра убьет еще одного человека, и снова в тюрьму сядет невиновный, а убийца убьет еще третьего и так далее... Зачем нам такое правосудие? Герой только антипатичен, а украинская судебная система просто омерзительна!
    (Створено Виктория, Лютий 6, 2012, 8:14 PM)
  • image Да ничего он от НАС не ждет. Понятно, что симпатии читателя будут отнюдь не на его стороне. Обыкновенный обыватель - трусливый, безотвественный, даже тупой. Но и обыкновенный обываетль - даже трусливый, безответсвенный и тупой - вправе рассчитывать на профессиональное следствие и справедливый суд. Следственные органы как обычно попытались дело навесить на того, кто под руку попал, на того, на кого удобнее. Дело шито белыми нитками. Убийца ушел от ответсвенности. Вместо него понесет уголовное наказание обыватель, который преступления не совершал. Речь не о моральном облике "героя". Речь о профессиональном и правовом облике тех, кто лепит из труса - убийцу и, тем самым, провоцирует новые убийства.
    (Створено ArtVlad, Січень 4, 2011, 5:37 AM)
  • image Ну и чего от нас ждёт этот "герой"? Понимания? Сочувствия? Поддержки? Ну немножко перебрал со спиртным... Ну немножко перепихнулся с барышней по пьяне... С кем не бывает. Ну прижал её так, что она сползла без сознания (или уже мёртвая?) Ну переступил через её тело и пошёл восвояси. Ну всем ясно, что герой. От нас что требуется?!
    (Створено нн, Січень 3, 2011, 6:11 PM)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua