”Iнформацiйно-аналiтична Головна | Вст. як домашню сторінку | Додати в закладки |
Пошук по сайту   Розширений пошук »
Розділи
Архів
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Поштова розсилка
Підписка на розсилку:

Наша кнопка

Наша кнопка

Яндекс.Метрика


email Відправити другу | print Версія для друку | comment Коментарі (0 додано)

Как выбивается явка с повинной, чем ломается жизнь невинных людей и их родных и близких-2

image

Похищен органами МВД на глазах жены и ребенка

В отношении Дениса Семиряда произошел беспредел был не меньшим.

Того же 19 апреля 2010 года в 5-30 утра в кв. 2 по ул. Аральская дом 31 в городе Макеевка-26, Донецкой обл. раздался звонок. В этой квартире проживаю я, Семиряд Денис Валерьевич, 12.10.1979 г.р., вместе со своей супругой Семиряд Т.А., и дочерью Семиряд А.Д. С нами такдже живут мои родители и брат.

Я вышел во двор, открыл калитку и увидел трех мужчин. Они представились сотрудниками милиции, при этом никаких документов не предъявили. Попросили меня проехать с ними в УВД г. Макеевка для дачи свидетельских показаний, связанных с ДТП, в котором фигурировал черный автомобиль. Я сказал, что это какая то ошибка, что я не являюсь владельцем черного авто, что у меня авто красного цвета, которое я взял в рассрочку с правом выкупа и что право вождения на легковом авто я не имею, а имею права на категорию грузовым автомобилем. А на легковую категорию я только что сдал документы в автошколу. На что они мне ответили, что они тоже согласны с тем, что это недоразумение, и оно разрешится скорым образом в УВД и что много времени это не займет. Я уточнился у них, успеем ли мы до обеда, так как должен был идти на работу в ночную смену на завод «Лазарь», где работал слесарем металлоконструкций, и что мне хотелось бы немного поспать перед работой. Они ответили, что, мол, конечно, успею. И добавили, чтобы я взял с собой документы, подтверждающие мою личность и документы на машину. Лишних вопросов я не задавал, т.к. уверен в своем «правопослушании». И пошел собираться в дом.

При этом моя супруга начала мне тоже задавать вопросы, куда я собираюсь и, зачем? Я ответил, что приехала милиция, и что это какое-то недоразумение. Для его выяснения и нужно проехать с ними в УВД. Также я уверил ее, что буду дома до обеда, меня в этом заверили.

В то же время я набрал по телефону своего друга детства Белоножко Михаила, т.к. у него было авто черного цвета (других знакомых с черным авто у меня нет, и я вспомнил, поэтому, в первую очередь о Михаиле). Я поинтересовался, все ли у него в порядке с ним и с его авто. На что он мне ответил, что у него все нормально, но к нему тоже приехали сотрудники милиции и просят его проехать в УВД для выяснения обстоятельств, чему он тоже был удивлён, и что он тоже считает, что это какая-то ошибка. На что я сказал, что увидимся на месте в УВД, а так же попросил его, чтобы он меня на обратном пути подвез к дому, так как мне сегодня в ночь на работу, он согласился.

Я взял с собой паспорт и документы на машину, сел в авто 10 модели серебристого цвета. И мы поехали с парнями в УВД Макеевки. После того, как авто проехало поворот к УВД, я поинтересовался, куда мы едем? Мне ответили, что в Донецке нужно подобрать еще одного сотрудника милиции. Но когда авто выехало на трассу по направлению Ясиноватского поста ГАИ, я снова задал им тот же вопрос. На что услышал громкий смех всех троих парней. Я опять повторил вопрос и спросил для уточнения, кто они такие, они ответили мне, что они с ОБОБ, и ехидно сказали: «Ты что, еще не догадался?». Я поинтересовался, о чем и почему я должен догадываться?. Они ответили: «Не прикидывайся». Тогда я скорым образом достал мобильный телефон и набрал свою жену. И скороговоркой сообщил ей, что меня обманным путем везут в неизвестном направлении, и чтобы она начала мои поиски.

После чего я получил удар кулаком в солнечное сплетение от парня, сидящего со мной с правой стороны на заднем сидении автомобиля, а сидящий спереди парень нанес мне удар в лоб и одновременно выхватил у меня мобильный телефон. Тут же мгновенно надел на меня наручники парень, сидящий справа. По пути меня завезли в лесопосадку, где избили ногами, потом поехали дальше.

Я увидел надпись «Горловка». Авто заехало во двор четырех- или пятиэтажного здания, точно не помню. Как позже я узнал, это и было УМВД Горловки, в тот момент я этого не знал, и для меня все выглядело как безумное и беспричинное похищение неизвестными.

Меня завели на верхний этаж в один из кабинетов и пристегнули к батарее отопительной системы. Позже в кабинет зашло шестеро человек крепкого телосложения. И спросили: «Ну, что, будешь признаваться в ограблении оптовых баз?». Я был в недоумении. И ответил, что никакого отношения к базам я не имею, и что на данный момент, я не могу сориентироваться, где я нахожусь. Так как, кроме авторынка г. Горловка, я здесь ничего не знаю. На что мне ответили, что я все равно признаюсь и напишу явку с повинной, и что у них времени достаточно. А мне лучше с ними сотрудничать по-хорошему, или же я потеряю здоровье, и что меня первое время ни кто не найдет, и добавили, что «даем подумать 30 минут».

Спустя какое-то время зашел парень, представился «Игорем» и спросил: «Ну, что, сотрудничаешь?». Я сказал, что требую адвоката и что не понимаю, о чем идет речь. Он встал, приоткрыл дверь и кого-то позвал в кабинет. Зашли еще два парня в гражданском, и началось издевательство и избиение. Меня били жестоко, но аккуратно, чтобы видимых побоев оставалось. В основном по животу, ребрам, ногам, по голове били пластиковой бутылкой с водой. Но на этом они не останавливались, также применяли противогаз, так называемый «слоник». При одевании «слоника», у меня быстро заканчивался кислород, т.к. противогаз был заглушён, и у меня начинались приступы удушья. В промежутках я им говорил, что я гипертоник, что у меня сердце может не выдержать, и я умру. На что они ответили, «Даже если и сдохнешь, то тебя не найдут».

Мне становилось страшно за свое здоровье и жизнь. Но после того, как один из парней предложил впрыснуть в кислородную трубку противогаза «слезоточивый газ», я не выдержал и дал согласие на «сотрудничество». Я сломался – морально, психологически и физически. После этого меня опять оставили одного в кабинете, пристегнутого наручниками. В кабинет заходили мужчины разного возраста, все в гражданском, каждый при желании наносил удары в область солнечного сплетения и живота, кто они были, я не знаю, никто из них при этом ничего не говорил.

Спустя час или полтора в кабинет зашел «Игорь» и начал со мной общаться. Задавать вопросы о моей личной жизни, о семье, о родственниках, о друзьях. Для чего – я не интересовался. Так же мне задавались вопросы о моей профессии, расположении моего дома, о наличии гаража, о машине и об инструменте, и где я его храню.

Во время этой «беседы» я рассказал, что свой инструмент я частично храню у тестя Журбы А.Г. в гараже т.к. он автослесарь и помогает мне с ремонтом моего авто, а часть инструментов храню дома. Что машину я ставлю у себя во дворе, т.к. нет возможности ставить ее у тестя в его гараже из-за захламленности. Так же сообщил им, что в свободное от работы время подрабатываю монтажником гипсоконструкций, так что имею инструмент и по строительству. И делаю ремонты у частных лиц в г. Макеевка, т.к. имею в этом деле навыки. Поскольку меня спрашивали и о наличии какого-то оружия, я рассказал и о том, что на день моего рождения в 2007 году товарищи со стройплощадки, где я на тот момент работал (на фирме «КНАУФ» в Киеве) подарили мне стартовый пистолет в виде сувенира. Сказал, что я могу предоставить мобильные телефоны тех коллег, которые со мной работали и могли бы этот факт подтвердить. И если он им нужен, я могу его сдать.

Так же сообщил, что накануне смерти в 2003 году мой дед Молодцов П.Л., отдал мне в распоряжение резиновую палку. Для самообороны своего дома, а ему она досталась в память о его работе в охранной фирме и, что ее я тоже готов отдать. Пообщавшись со мной, «Игорь» вышел и вернулся где-то через час. Он сказал, что сейчас мы поедем ко мне домой с обыском, где я выдам резиновую палку и стартовый пистолет сувенирного образца. Так же при обыске будет присутствовать следователь, позже я узнал ее фамилию –Чуперко Татьяна. Где-то во второй половине дня я сел в авто «Ланос» серебристого цвета и в сопровождении еще одной машины мы направились в Макеевку. Подъезжая к моему поселку, меня почему-то попросили указать место расположения и нахождения гаража моего тестя. Он находился от моего дома приблизительно в 150 метрах вниз по улице на пустой площадке, где я его и показал.

Вышедшие оперативники, осмотрев гараж, произнесли фразу «Работаем», и они пошли искать понятых и звать тестя, чтобы он им открыл гараж. Я в это время находился в авто с двумя парнями, один из которых мне сказал при обыске: «ничего не говори и делай то, что будут делать остальные». К гаражу подошли понятые и тесть. Понятыми  оказались  соседи  по  дому моего  тестя –  Юрий  Широков  и Петр Убейсобака. Начали обыск. Меня вывели чуть позже, менты переворачивали весь гараж, хотя там и так был беспорядок. Они что-то искали, при этом говорили мне «где сумка?», я не понимал, что происходит и чувствовал себя идиотом, и вместе с ними ковырялся и делал вид, что что-то ищем.

Спустя время, ничего не найдя, они отпустили понятых и направились ко мне домой. Их было человек 9 или 10. Подойдя к моим воротам, чтобы открыть калитку, я увидел записку от жены с надписью для родителей т.к. они еще были на работе: «Уехала искать Дениса». Зайдя в дом, я показал, где лежит пистолет и дубинка. Вся эта толпа ментов разбежалась по комнатам, за всеми я уследить не мог, они также зашли на половину дома, где проживали мои родители. Потом они начали требовать у меня сумку и вещи черного цвета. Я не выдержал и начал требовать, чтобы обыск происходил в присутствии родителей, т.к., хотя мы жили с ними совместно, у нас все же было два отдельных входа в дом. Был и один промежуточный вход друг к другу. Но они в этот момент были на работе и проводить обыск в их жилье в их отсутствие я считал недопустимым. Так же я требовал понятых. После моих слов меня опять избили.

После очередного избиения дали в руки телефон, на другом конце связи я услышал голос, который представился начальником, фамилии и звания я не запомнил, но запомнил его имя, звали его Герман. Он начал с того, что «ты опять ерепенишься? Делай, что тебе говорят!». Я ответил: «где понятые, что за беспредел?», но вдруг я услышал голос жены, она была там, у Германа, и у меня весь мир перевернулся. Она сказала мне, что ее тоже арестовали за соучастие в преступлении и просила меня о помощи. Потом ее голос прервался, и я опять услышал голос Германа, который сказал: «Ты что хочешь, чтобы твоя жена вместе с тобой по этапу пошла, а твоя дочь попала в детдом, так я это организую». Делай, что тебе говорят. Согласен ли ты на дальнейшее сотрудничество? Я сказал «ДА», дайте мне супругу. И сказал ей, что все будет хорошо, я все сделаю, так как мне говорят, и тебя отпустят.

После этого я нашел дома вещи, подходящие им по описанию, т.е. какие они хотели – сумку спортивного типа, кожаную куртку, туфли, которые, как они требовали, все были черного цвета. Наверное, у каждого в доме подобные вещи найдутся. Далее Игорь сказал: «Ищите новых понятых». На улице уже смеркалось, перед выходом из дома для встречи понятых мне вскользь сказали, чтобы я во время обыска открыл тумбочку под телевизором. Зачем, я тогда не понимал.

Во двор вошли понятые, ими оказались мои соседи Прилипко и Поветкин. Их ознакомили с их правами, и мы вошли в дом, начался опять обыск. Начали изымать золотые изделия моей семьи – супруги, дочери, матери. И потом мне дали знать о тумбочке. Я открыл и был удивлён: там лежала «видеокамера» в тряпчатой сумке, название я не видел. На что следователь Чуперко Т. сказала, что это камера с места преступления. Я был в шоке т.к. у нас в доме никогда не было видеокамеры.

После, все описав, в том числе неизвестную мне видеокамеру, они покинули дом и разделились. Одна группа пошла опять с обыском к тестю в гараж. А я остался с двумя парнями во дворе. Я закрыл дом и увидел, как один из них сидит в моей машине. Я спросил, что он делает? На что тот ответил, что она конфискована. Я спроси, а где ордер или санкция. Он ответил: «что, с ума сошел, не понимаешь или опять подлечить?». Я сказал «не надо».

Мы сели в мою машину и подъехали подобрать следователя и еще одного оперативника возле гаража. По пути в УМВД Горловки я поинтересовался, зачем они делали еще один обыск в гараже, на что услышал, «что тестю стало плохо, а в гараже нашли спортивную сумку» с двумя гвоздодерами, тросиком, две пары камуфляжных штанов, четыре маски с прорезями для глаз и счетную машинку для счета купюр. Таких вещей у меня никогда не было, о них я ранее ничего не знал и никогда их не видел. Среди вещей, перечисленных следователем, которые якобы были «найдены» в гараже тестя, были и мои сумка, пистолет и резиновая палка, которые ранее я дал ментам, когда мы были у меня дома.

В УВД приехали поздно вечером. Кто опечатал мою машину, я не видел и не знаю. Меня опять завели в кабинет и пристегнули, зашли два парня, которых ранее я не видел, и начали у меня интересоваться, кто был четвертый. Для меня это было очередным шоком, поскольку я не знал ни «первого», ни «второго», ни «третьего». Я поинтересовался, что такое «четвертый», какой четвертый. Один из них сказал, что «нашли четыре маски». На что я им сказал: «вы, что издеваетесь, или я мало для вас сделал?!». После этих слов опять началось избиение.

Спустя какое-то время в кабинет вошел Игорь. Спросил у них, что они делают, те ответили, выбиваем четвертого, ведь маски нашли четыре. Игорь сказал, что с меня достаточно, и что они ограничатся тремя подозреваемыми. И добавил, пишите явку с повинной. Мне начали диктовать текст явки с повинной, я только записывал под диктовку. Я написал три явки об ограблении, а потом один из них добавил, давай еще напишешь одну явку о квартирной краже, она все равно поглотится в суде, т.к. поглощающие тяжкие преступления ее перекроют. Я спросил, что мне это даст? Они ответили, что за чистосердечные признания они посодействуют в суде, и мне дадут минимальный срок. Потом я попросился в туалет, где в коридоре увидел Игоря Есица, он был помят и изнемождён.

Потом меня завели в кабинет к Герману, где сидела Чуперко Т. и что-то набирала на компьютере. Она начала мне давать бумаги на подпись. Читать их мне не давали, просто я писал под диктовку слова: «с моих слов записано верно, мною прочитано, от услуг адвоката отказываюсь, свои интересы буду защищать самостоятельно». Я вновь попросил ее об услуге адвоката, но она молча встала и вышла с Германом. А в кабинет зашли трое и представились адвокатами. Я ответил: «я понял, давайте будем дальше писать». После того, как я под диктовку подписал все напечатанные Чуперко Т. документы, меня повезли в КПЗ. По пути завезли в какую-то больницу, где меня не осматривали, просто подержали в помещении. А под КПЗ сказали: «не шуми, мы и тут тебя достанем». Было около двух часов ночи.

На следующий день приехали адвокаты. Я сообщил своему адвокату Каракаш Н.В., что я никого и ничего не грабил, что меня избивали и применяли насилие. От дальнейших действий адвокатов мы были просто в шоке, т.к. они ответили нам, что все происходящие с нами будут оспаривать в суде, и чтобы мы признавали все частично.

Также хочу добавить, что уже в суде я указывал на то, что на период одного из преступлений, которое мне инкриминируют, у меня есть абсолютное алиби. Что в период с 01.10.2009 года по 04.10.2009 г., когда произошло одно из ограблений, я со всей своей семьей находился в гостях г. Сумы у своих кумовей Гончаренко Софии и Ярослава. Однако людей, которые могли подтвердить мое полное алиби, даже не опрашивали.

Также с большим трудом спустя полтора года нам удалось вызвать в суд  понятых Убейсобаку П. и Широкова Ю., которые были при первом обыске в гараже и стали свидетелями того, что в гараже не чего не нашли. Но, как выяснилось, их присутствие при обсыке гаража их расписки уже исчезли из уголовного дела.

Из материалов уголовного дела мне стало известно, что в дальнейшем были еще обыски у моей семьи, которые тоже проводились с грубейшими нарушениями. Так же в суд вызывалась следователь Чуперко Т, которая на вопросы о допущенных ею нарушениях отвечала одно и тоже: «я не помню,  прошло много времени». Все выше перечисленные нарушения до сих пор в суде в полном объеме не принимаются во внимание.

Продолжение следует.


1921 раз прочитано

Оцініть зміст статті?

1 2 3 4 5 Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00Rating: 5.00 (всього 178 голосів)
comment Коментарі (0 додано)
Найпопулярніші
Найкоментованіші

Львiв on-line | Львiвський портал

Каталог сайтов www.femina.com.ua